В среду, наконец, подошел к завершению длившийся девять месяцев процесс украинской военной Надежды Савченко. В стремлении поставить жирную точку она показала средний палец обвинению, которое возлагает на нее ответственность за убийство двух российских журналистов в Донбассе в июне 2014 года и требует 23 года тюрьмы. Объявив о сухой голодовке и назвав Россию «страной третьего мира с тоталитарным режимом и диктатором-самодуром», она поднялась со скамьи и продемонстрировала всем оскорбительный жест. Далее, по ее словам, она собирается голодать «до возвращения на Украину живой или мертвой». Сторонники в зале поддержали ее пением украинского гимна. Суд закончился так же, как и начался: неразберихой.

По официальной версии, Надежда Савченко, доброволец батальона «Айдар», который боролся с отрядами пророссийских сепаратистов, корректировала 17 июня 2014 года с расстояния в 3 километра ракетный обстрел, в результате чего были смертельно ранены два журналиста российского телевидения. Далее, она пересекла границу России и впоследствии была задержана в воронежской гостинице. Защита в свою очередь предоставила телефонные и аудиозаписи, которые указывают на то, что Савченко на момент событий находилась в камере, где ее допрашивали мятежники. Затем они передали ее российским покровителям, которые отправили ее в Россию, чтобы повесить на нее убийства. Как отмечают адвокаты, в тот период Москве нужно было любыми средствами устроить показательные процессы над украинцами.

Помимо Савченко, сейчас в российских тюрьмах находятся полтора десятка украинцев, в том числе 73-летний Юрий Солошенко, которого задержали у московского вокзала, а потом дали шесть лет за шпионаж. Изначально в Следственном комитете хотели обвинить Надежду еще в шести убийствах, помимо двух журналистов, однако затем передумали, поскольку все жертвы были гражданами Украины.

Обмен пленными

«Это заказной процесс, который должен был закончиться обвинительным приговором Савченко», — считает адвокат Марк Фейгин. Как бы то ни было, дело выходит за чисто судебные рамки. Официальный представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт и вице-президент США Джо Байден призвали Москву «немедленно освободить» Надежду Савченко, так как ее содержание под стражей противоречит Минским соглашениям. Во время переговоров в белорусской столице в феврале прошлого года Франсуа Олланд уже ставил вопрос украинской летчицы перед Владимиром Путиным. Пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова не согласилась с подобной трактовкой, а затем сама обвинила Вашингтон во внесудебных действиях, в частности в Гуантанамо. Наконец, пять государств-членов ЕС, в том числе Великобритания и Польша, будут призывать ЕС ввести санкции против российских официальных лиц, которые причастны к делу Савченко. Например, прокурору Павлу Филипчуку удалось подняться по служебной лестнице благодаря процессу.

Сейчас поговаривают об обмене пленными и президентском помиловании, однако тут едва ли стоит чего-то ждать до назначенного на 21 марта оглашения приговора. Все взгляды вновь обращены на Кремль и Владимира Путина, для которого дело Савченко становится политическим рычагом в отношениях с Западом.