Была суровая зимняя ночь в Москве, одна из четырех ночей, которые мы провели в этом городе. Все располагало к тому, чтобы перебирать в памяти все, что мы услышали, увидели и прочитали за это время. Мне попалась в руки небольшая газета под названием «Новости Москвы», однако информации, которая содержалась там, было недостаточно для полноты картины. Однако то, что мы услышали за время нашей поездки, давало возможность оценить все, что скрыто от глаз.

По поведению людей сразу было заметно, что они недовольны реальностью, в которой живут. Это витает в воздухе, но об этом не говорят вслух.

Экономическая ситуация явно вызывала общественную напряженность. Особенно сказалось падение российского рубля и обесценивание его по отношению к американскому доллару, что повлекло за собой повышение цен и увеличение количества безработных.   

Необходимо вернуться на два десятилетия назад, к 1991 году, в эпоху распада Советского Союза, провозглашения государства Российская Федерация и парада независимостей бывших советских республик. Все эти события в итоге привели к ухудшению внутренней ситуации в стране (в области экономики, торговли, инвестиций), а также к снижению авторитета страны на внешнем уровне.

Ситуация изменилась в апреле 2000 года, после того, как к власти пришел Владимир Путин. Он избрал иной курс, основанный на стратегии централизации власти и ужесточении ее контроля над деятельностью экономических и политических организаций и усилением их стратегического потенциала. С этой целью Путин отстранил олигархов от управления страной, а некоторых из них даже отправил за решетку. Он принял решение собственноручно назначать глав субъектов Российской Федерации, хотя ранее они избирались народом.   

Переводчик, который сопровождал нас во время поездки, сказал мне с долей грусти, что если бы Путин был на месте Горбачёва, то он бы смог удержать Советский Союз от распада. Повсюду видна твердая решимость президента Путина покончить с периодом слабости и унижений, которым подвергалась Россия, и потребовать от США и Европы относиться к России с уважением как к серьезному игроку на международной арене.

Путин делает ставку на строительство партнерских отношений с Китаем и Индией, а также на восстановлении своего влияния в регионах Ближнего Востока и Латинской Америке.

Из общения в неофициальной обстановке нам стало ясно, что Путин прикладывает серьезные усилия для того, чтобы вернуть России былую славу и внешнеполитическую мощь — то, чем обладал Советский Союз в период холодной войны. Путин выстраивает новую внешнеполитическую стратегию, способную реализовать амбиции России в эпоху глобализации и свободного рынка.

Я также обратил внимание на то, что современная российская политика делает ставку на русский национализм, особенно во внешнеполитическом пространстве. Ее усилия нацелены на восстановление престижа страны, а также на стремление положить конец монополии США в мире. Путин стремится заменить однополярную мировую систему многополярной.

Многие из тех, с кем нам удалось встретиться, утверждали, что Москва не смирится с теми ограничениями, которые были наложены на ее экономику, она будет всячески препятствовать изоляции и игнорированию ее интересов на международной арене.


Что касается российской политики в отношении Ближнего Востока, то я сделал вывод, что Москва пытается построить новые отношения с арабским миром, взяв за основу то, что осталось от взаимодействия между арабскими странами и Советским Союзом.

Официальные российские СМИ пытаются убедить российский народ, что во многих проблемах России виноваты США. Именно такая позиция лежит в основе стратегии, направленной на устранение США: она предполагает, что они будут вынуждены покинуть Ближневосточный регион после изнурительных войн и противостояний.

В ходе встреч в Правительстве России, Государственной Думе, Совете Федерации нам неоднократно повторяли, что внешняя политика России направлена исключительно на обеспечение внутренней безопасности и стабильности страны. А также она стремится к тому, чтобы углубить взаимоотношения с соседними странами и развивать экономические, политические, культурные отношения с арабским миром.

Что касается взгляда Москвы на «арабскую весну», то мы неоднократно слышали мнение, что события так называемой «арабской весны» — митинги протеста, беспорядки и прочее, чем сопровождались эти события, — имеют одну лишь цель, а именно свержение законной власти.

Разумеется, Россия крайне обеспокоена той опасностью, которая исходит от исламских радикальных группировок в отношении ее внутренней безопасности и стабильности, особенно если учесть, что такие радикальные силы активно действуют на Кавказе и в регионах Средней Азии.

Мысли и точки зрения, которые я услышал в кулуарах государственных органов, сформировали достаточно четкое понимание, на чем именно основывается позиция России. Кстати, я не нашел большой разницы в мнениях избранного депутата или назначенного, когда речь идет о военной интервенции России в Сирию или об «арабской весне», которая, по их мнению, — не что иное, как исламская революция. Очевидно, они серьезно опасаются тех российских исламистов, которые сражаются сегодня в рядах ИГИЛ и других террористических организациях и которые могут в любой момент вернуться в Россию. Однако меня не покидает мысль, что политика Кремля в Сирии не будет иметь успеха в долгосрочной перспективе. Более того, российский подход может больно ударить по отношениям России с арабским и мусульманским миром. Я открыто заявил в ходе встреч с чиновниками и депутатами, что своей политикой они обеспечат еще больший разрыв отношений с сирийским народом, направляя ошибочные сигналы арабскому и исламскому миру.