«От ближневосточного кризиса к Третьей мировой войне»

В январе этого года суннитская Саудовская Аравия разорвала дипломатические отношения с шиитским Ираном, в результате чего ближневосточная ситуация пришла в еще больший хаос. Профессор университета Мэйдзи Масаюки Ямаути (Masayuki Yamauchi) опубликовал новую книгу «От ближневосточного кризиса к Третьей мировой войне», в которой он анализирует запутанную обстановку, исследуя историю и политику.

Политическое и историческое восприятие войны с исламом

Такое словосочетание, как «Третья мировая война», вызывает бурную реакцию. Тем не менее в прошлом году папа римский Франциск также упомянул Третью мировую после парижских терактов. Г-н Ямаути пишет следующее: «Вторая мировая стала последней полномасштабной войной. В настоящее время по всему миру ведутся неклассифицированные гибридные войны, и я хочу предупредить, что они могут перерасти в полномасштабную войну».

Типичный пример современной войны — тактика «Исламского государства». С одной стороны, ИГИЛ представляет собой средневековую организацию, которая намерена построить Халифат и признает женское сексуальное рабство, с другой, она бросает вызов государственному суверенитету и в ходе боевых действий не ограничивает себя рамками государств и регионов, которые установили западные страны.

ИГИЛ — это негосударственная структура, которая во время войны применяет боевиков и оружие, которое может противостоять государственным войскам. «Применение террористов-смертников не ограничивается только гражданской войной или террористическими актами. Это эффективный военный способ втянуть в войну Ближний Восток и Европу», — отмечает профессор.

Война идет не только на земле, но и в интернете и киберпространстве.

«Мне кажется, японцы воспринимают новую войну с точки зрения классических знаний и представлений. Если государство воюет против государства, то понять это несложно, однако, несмотря на то, что тактика расшатывания западных городов при помощи терактов используется повсеместно, японцам сложно реагировать на подобные методы», — предупреждает г-н Ямаути.


Участие России в сирийской войне свидетельствует о том, что сложилась такая международная ситуация, которую можно назвать «второй холодной войной». Присоединив Крым, Россия пытается восстановить свои интересы и сферу влияния, которые существовали в советский период. В результате на Ближнем Востоке обострилась межнациональная конфронтация: США и Европа против России и Ирана.

Профессор Ямаути называет ближневосточным кризисом сложную ситуацию на Ближнем Востоке, где разразились гибридная и вторая холодная война. По его словам, есть вероятность, что это может привести к Третьей мировой войне.

Помимо анализа текущей ситуации профессор Ямаути в своей книге говорит об исламе. Он рассказывает о многослойном толковании повседневных, внутренних верований и жестких религиозных догм. Исламские радикалы излишне подчеркивают ту сторону пророка Мухаммеда, в которой он предстает в качестве военного руководителя. При этом политикам необходим сбалансированный подход: они должны понимать реальность и идеалы верующих мусульман.

«Что касается взаимоотношений ислама и войны, а также ислама и насилия, которые труднообъяснимы для мирового сообщества, то необходимо воспринимать их не с позиции догм и юридических толкований, а с позиции политической обстановки и исторических условий».

Кроме того, профессор считает, что миграционный кризис, а также конфронтация между Россией и Турцией могут вылиться в кризис, который затронет Ближний Восток и Европу. Этот кризис свяжет политические обстановки на Ближнем Востоке и в Европе.

Некоторые молодые люди, недовольные дискриминацией в Европе, становятся боевиками ИГИЛ. Это заставит ЕС, принимавший беженцев из благих побуждений, пересмотреть свою толерантную политику.

Подзаголовок книги звучит как «Трагедия ислама». Дело в том, что текущий хаос в мировом порядке возник в результате катастрофы, к которой привело вмешательство США, Европы и России в дела Ближнего Востока, и ответной реакции ислама на их действия.