«С какой столицей я связывался чаще всего после Вашингтона за четыре года пребывания на посту министра иностранных дел? Берлин, скажете вы? Хорошее предположение, но нет. Париж, разумеется? Почти правильно, но не совсем. Ответ — Анкара. Отчасти это было потому, что моим коллегой здесь был очень умный и словоохотливый Ахмет Давутоглу, у которого на все есть свое мнение, предложение и ответ на любой вопрос».

Чьи это слова, спросите вы? Вам это может показаться странным, но оценку, приведенную выше, дал Уильям Хейг (William Hague), пробывший в должности министра иностранных дел Великобритании до прошлого года. Этими словами начиналась его статья, на днях опубликованная в газете Daily Telegraph. И хотя далее в статье встречаются подчас неожиданные оценки, в результате Хейг приходит к выводу, что ЕС должен смотреть на Турцию как на кармического партнера. Более того, он говорит, что формула привилегированного партнерства Турции и ЕС может быть применима и к его стране, к Великобритании.

Итоги саммита Турция — ЕС в Брюсселе, состоявшегося в тот день, когда была опубликована эта статья, показали справедливость Хейга и в отношении Давутоглу, и в вопросе отношений Турции с ЕС.

Даже накануне саммита с Турцией над столицами ЕС сгущались черные тучи. Лидеры ЕС впали в пессимизм, отчаявшись найти разумный путь выхода из кризиса беженцев. А отсутствие разумного решения означало конец света для Европы.

Либо с Турцией должна была быть найдена формула решения проблемы, либо ЕС был бы обречен на крах шенгенской зоны, образующей его фундамент. Скрытую опасность, стоящую за этой вероятностью, один официальный представитель ЕС пояснил так: «ЕС не может заявить своим гражданам стран—членов: „Шенгена больше нет“. Это равносильно тому, как если бы Папа Римский сказал христианам: „Бога нет!“».


Можно не сомневаться, такой конец света для Европы глубоко потряс бы и Турцию. А если бы Турция потеряла ЕС как единственного партнера, готового взять на себя ответственность и выстраивать сотрудничество перед лицом гуманитарной трагедии в Сирии, это означало бы и исчезновение всех безопасных гаваней, где могут укрыться эти сирийские мученики в бегстве от смерти.

К счастью, на саммит Турция — ЕС, где зашкаливал пессимизм, Давутоглу прибыл достаточно подготовленным. В Брюсселе он поразил европейских лидеров формулой, которая должна предотвратить гибель сирийцев в пути надежды, не дать нелегальной миграции уничтожить Шенген (и следовательно, ЕС), а также обеспечить признание Турции в качестве стратегического партнера со стороны ЕС.

В заявлении после саммита канцлер Германии Ангела Меркель поддержала эту формулу: «Предложение Турции спасет Европейский Союз от большого порочного круга». Хотя еще совсем недавно, всего несколько месяцев назад, Меркель занимала позицию самого жесткого противника Турции в ЕС. Благодаря грамотному ходу Давутоглу Меркель тоже была вынуждена ослабить защиту и впервые признать тот факт, что стабильность ЕС напрямую зависит от Турции.

Теперь мы можем сказать, что благодаря «абсолютной» поддержке президента Тайипа Эрдогана и мудрой стратегии премьер-министра Давутоглу мы находимся накануне настоящей смены парадигмы в отношениях ЕС и Турции.

Завершим нашу статью словами французского политического гения Ришелье: «Лидер — раб потенциала государства, которым он управляет. А закон для лидера — интересы государства». И мы можем сказать, что Давутоглу с присущими ему качествами умного государственного деятеля превосходно применил в Брюсселе баланс «потенциал и закон интереса», о котором говорил Ришелье, и оставил шайбу на поле ЕС.