Государственная Дума 28 января приступила к рассмотрению вопроса о легализации в России частных военных компаний. Новый законопроект, пользующийся поддержкой влиятельного заместителя премьер-министра Дмитрия Рогозина, имеет одну важную цель — сделать так, чтобы иракские нефтяные месторождения, где работают российские компании «Роснефть» и «Газпром», больше не охраняли британские и американские частные фирмы безопасности.

В апреле 2012 года российский президент Владимир Путин указал на необходимость принятия закона, разрешающего деятельность частных военных подрядчиков. Путин высоко оценил частные военные компании, назвав их «инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства».

Левоцентристская партия «Справедливая Россия» внесла проект закона о частных военных компаниях в ноябре 2014 года, однако думский комитет по обороне отверг его. Депутаты парламента вернули проект с поправками в декабре 2014 года, но комитет по обороне снова его забраковал, назвав «невнятным, бесполезным и неактуальным». Федеральная служба безопасности и Министерство обороны в один голос выразили обеспокоенность по поводу того, что в один из дней «десятки тысяч неуправляемых рэмбо повернут свое оружие против государства».

Казалось, что российские власти не забыли хаос 1990-х, когда многие армейские офицеры, не получавшие денежное довольствие, предлагали свои услуги любому, кто больше заплатит.

Но есть и более серьезные озабоченности. Большинство россиян отрицательно относятся к передаче воинской службы на внешний подряд. Спустя несколько месяцев после своей речи в поддержку частных военных компаний российский президент отправил в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова из-за скандала с подрядами. Преемник Сердюкова Сергей Шойгу отменил решения своих предшественников, вернув военным часть функций, которые Сердюков передал частным компаниям.

Но несмотря на правовой вакуум, в России существует множество частных военных компаний. Российский уголовный кодекс запрещает деятельность наемников, однако формулировки в законах достаточно расплывчаты, благодаря чему некоторым частным охранным фирмам удается выживать.

«РСБ-Групп», являющаяся, пожалуй, самой важной в России частной военной компанией (ЧВК), предлагает широкий ассортимент услуг. Это охрана нефтегазовых объектов и аэропортов, сопровождение конвоев в зонах конфликтов и грузовых судов в пиратоопасных морских районах, и многое другое.

Кроме этого, РСБ предлагает услуги по разминированию, военной подготовке, разведке и анализу. Другая первоклассная российская ЧВК Moran Security Group предлагает команды для спасения заложников и освобождения грузов.

Ирак, ставший практически игровой площадкой для западных ЧВК, также является местом деятельности для охранных фирм из России. В 2005 году компания с названием «Тигр Top Rent» стала предлагать услуги по охране. В 2006 году «Тигр» распустили, и многие из его бывших сотрудников создали собственные фирмы. Это позволило им экспортировать свои таланты в Афганистан, Сирию и даже в Африку, где они вполне успешно охраняют грузовые суда у побережья Сомали и Гвинеи.

В последнее время появилась информация о том, что фирма «Редут антитеррор» оказывает консультационные услуги в иракском Курдистане. А другие фирмы, обладающие непонятным правовым статусом, получили сомнительную славу из-за своих таинственных сделок с российской армией.

В 2015 году на востоке Украины насильственной смертью погибло несколько местных командиров из отрядов сепаратистов. Вероятно, это были заказные убийства. Эти смерти пошатнули неоспоримый авторитет регионального диктатора Игоря Плотницкого. Многие сепаратисты, отвечая на вопросы автора этой статьи, однозначно указывали на «ЧВК Вагнера». Это группа российских наемников, предположительно принимавшая участие в сражении под Дебальцево в феврале 2015 года.

Но история о «ЧВК Вагнера» на Донбассе не заканчивается. 18 декабря 2015 года Wall Street Journal сообщила, что на западе Сирии погибли как минимум девять бойцов, предположительно из этой компании. Российские власти не подтверждают эту информацию. Однако данные смерти это очередное указание на то, как Россия использует частные военные компании, избегая внимания СМИ и возмущенной дипломатической реакции, которая может возникнуть в случае гибели российских солдат за рубежом.

Российские наемники уже не впервые упоминаются в связи с Сирией. Осенью 2013 года «Славянский корпус» численностью 267 человек был направлен в Сирию, чтобы обеспечить охрану нефтяного объекта в районе Хомса. Согласно имеющейся информации, наемники считали, что будут работать на сирийское правительство в качестве охраны. Но прибыв на место, они получили указание от своих работодателей, которыми оказались частные граждане, отбить упомянутый объект у захвативших его исламистов.

Слабо вооруженные и обманутые подрядчики решили вернуться в Россию.

Когда они вернулись, ФСБ заявила, что никогда даже не слышала об этом случае. И впервые за все время эта служба безопасности арестовала российских граждан за наемническую деятельность. На суде стало ясно, каким образом ЧВК Moran Security организовывала набор бойцов в «Славянский корпус».

Похоже, что «ЧВК Вагнера» воспользовалась неудачей «Славянского корпуса». Дело в том, что многие члены этой таинственной организации, а также ее руководитель, бывший майор спецназа и бывший сотрудник Moran Security, тоже участвовали в злополучной экспедиции в Сирию в 2013 году. По словам журналиста Дениса Короткова, написавшего множество статей о «ЧВК Вагнера», эти бойцы активно действуют в Сирии и поддерживают «тесные связи с российской армией».

«ЧВК Вагнера» — это не частная военная компания, а военизированная организация без официального статуса, — утверждает Коротков. — Очевидно, что такая группировка не может существовать без серьезной поддержки со стороны высокопоставленных должностных лиц».


Олег Криницын, возглавляющий «РСБ-Групп», говорит, что согласен с такой оценкой.

По словам Короткова, ни Moran Security, ни «РСБ-Групп» не действуют активно на востоке Украины по причинам правового характера, и чтобы не лишиться зарубежных контрактов. Кроме того, многое говорит о том, что российская армия в Сирии не пользуется услугами этих двух ЧВК. Конечно, данные компании берут на работу множество бывших агентов ФСБ, и легко можно себе представить, что они оказывают отдельные услуги российскому государству, работая за границей, особенно в Африке.

Но несмотря на все эти страхи, было бы преувеличением считать российские ЧВК важным инструментов в гибридных войнах Москвы. Может ли принятие соответствующего закона о ЧВК изменить ситуацию? Не исключено. Но непонятно, серьезно ли настроена Москва на принятие такого закона.

Одно из главных препятствий на пути его принятия это соперничество в истэблишменте. Криницын из «РСБ-Групп» рассказывает, что Министерство обороны и ФСБ не могут договориться, какое государственное ведомство должно отвечать за ЧВК в случае придания им законного статуса. Это важный вопрос для двух государственных ведомств, поскольку они вечно ведут борьбу за влияние.

А что, если Москва на самом деле хочет напустить правового тумана в этой ситуации? По словам французского журналиста Филиппа Шапло (Philippe Chapleau), написавшего множество материалов о ЧВК, нынешняя ситуация очень выгодна мелким компаниям типа «ЧВК Вагнера». «Маленькие структуры больше склонны к ведению ограниченные незаконных войн, так как им нечего терять, — говорит он. — А законная структура, у которой обширная база клиентов, рискует гораздо больше».


Пример тому — Moran Security, остро нуждавшаяся в доходах, и потому решившаяся на незадачливую экспедицию «Славянского корпуса».

Пока законопроект о ЧВК предусматривает деятельность частных охранных фирм только за рубежом, но не в России. Однако бюджетные трудности, растущий интерес российских специалистов к инструментам мягкой силы, а также стремление Кремля к модернизации могут привести к тому, что закон о ЧВК все же будет принят.

Для этого Москве необходимо отказаться от мысли, что польза ЧВК только в том, чтобы играть роль пешек в теневых войнах «по доверенности».

На самом деле, у России уже есть вполне подходящие пешки, и ей не нужно придавать законный статус частным военным компаниям, чтобы осуществлять свои тайные зарубежные вылазки. «История показывает, что для решения проблем за границей гораздо проще использовать „добровольцев“, — говорит Криницын. — От них всегда можно откреститься».