Возможно, американский президент Барак Обама не нуждается в оправданиях по поводу снижения градуса его внимания к Ближнему Востоку, ведь этот градус явно повысился в отношении Востока Дальнего.

Американская администрация не скрывает тот факт, что ее стратегическим приоритетом сегодня стал Дальний Восток. Это связано с активностью Китая в регионе, а главное, строительством Пекином девяти искусственных островов на коралловых рифах в Южно-Китайском море и планами по возведению военных баз на некоторых из них. Разумеется, такие действия вызывают озабоченность Вашингтона, так как в результате успешного завершения проекта Южно-Китайское море превратится в «китайское озеро», где Пекин сможет осуществлять контроль над международным судоходным коридором, что, по мнению США, недопустимо.

Естественно, страхи США, связанные с усилением китайского влияния на Дальнем Востоке, — не причина ослабления интереса администрации президента Обамы к Ближнему Востоку. Дело в другом. Ослабление интереса в течение последних нескольких лет в большей степени связано с тем, что некоторые ближневосточные страны стали превращаться в обузу для США и Европы, а также с тем, что цены на нефть продолжают снижаться, что качественно ограничивает роль стран арабского Ближнего Востока на международной арене. Ослабление арабских стран, снижение их возможностей влиять на ход событий во внутренних конфликтах ведет к тому, что два неарабских ближневосточных игрока стремительно укрепляют свои позиции в регионе. Первый из них — союзник Вашингтона на региональном уровне, второй — тот, кому придется стать другом в ближайшем будущем, то есть Иран.

Возможно, перечисленные выше факты и объясняют такую спокойную реакцию американской администрации, если сравнивать ее с периодом холодной войны, на прямое военное вмешательство России в регион, который до вчерашнего дня был стратегически важным для США. Москва может получить определенные выгоды для себя от интервенции в Сирии, однако любое вмешательство такого рода влечет за собой экономическое и политическое бремя, подобное тому, которое все эти годы несли Вашингтон и европейский Запад — и продолжают нести по сей день.


Выход сильного международного игрока, такого как Россия, на арену Ближнего Востока с учетом сложившейся ситуации не оказал серьезного влияния на исторический союз Вашингтона и Израиля. В то же время он привел к тому, что Израиль и Россия вынуждены были найти взаимопонимание в вопросе «воздушного сосуществования» в небе над Сирией. Российская интервенция не повернула вспять историческое улучшение отношений Вашингтона с Тегераном, несмотря на то, что Иран и Россия представляют собой единый фронт в войне в Сирии. Однако, что касается НАТО, то некоторым членам альянса не было выгодно участие России в сирийской войне. К примеру, вмешательство России в сирийский конфликт было крайне невыгодно для Турции. Турция отказалась поддержать вооруженное наступление курдов на населенный пункт Айн Аль-Араб (Кобани), что вызвало недовольство США и сомнение по поводу ее членства в НАТО. После этого эта страна была вынуждена подчиняться планам США в Сирии.

В свете сказанного возникает вопрос: неужели демократическая администрация Обамы намерена выстроить новое равновесие на Ближнем Востоке без учета арабского фактора? Иными словами, Ближневосточный регион будет находиться в руках неарабской «тройки», состоящей из Израиля, Турции и Ирана?

Возможно, администрация президента Обамы полагает, что, «умывая руки», она отказывается от прямого участия в «международных авантюрах», в частности на Ближнем Востоке, где существует еще одна не менее важная проблема — Палестина. Однако администрация США, демократической ли она будет или республиканской, по многим причинам может снова напрямую вмешаться в регион, чтобы избежать возможных опасностей для своей страны. Среди этих причин «гонка влияний» в регионе, в которой принимают участие две ядерные державы (Израиль и Иран), обострение этнического конфликта между Турцией и «независимыми» курдами, а также между арабами севера Сирии и местными курдами, непрекращающиеся бои между силами палестинского сопротивления и израильскими оккупантами.

Что касается места арабов на карте нового Ближнего Востока… то напрасно полагать, что кто-то другой кроме них сможет обеспечить стабильность и порядок региона.