«Я сказал уважаемому Путину: „Возьмите нас в Шанхайскую пятерку, и мы попрощаемся с ЕС“. Шанхайская пятерка лучше и гораздо сильнее». (24 июля 2012 года, 24 TV. Похожие заявления повторялись неоднократно несколько лет).

«Особенно я благодарен моему дорогому другу Путину». (23 сентября 2015 года, открытие мечети в Москве).

«Дорогой друг, я испытал глубокое горе, когда узнал о трагической катастрофе». (31 октября 2015 года, соболезнования в связи с уничтожением российского самолета на Синайском полуострове).

Автор этих слов, как вы догадались, — Эрдоган.

Все эти «уважаемые» и «дорогие» друзья канули в прошлое, дружба осталась далеко позади.

«Что значит далеко позади?— спросите вы. — С 24 ноября прошло только три с половиной месяца».

Да, но иногда «день длится дольше века», как говорил Айтматов.

24 ноября, невероятно длинный день, стал своего рода «вехой».

С Москвой мы пережили множество опасных моментов напряженности… Например, в 40-е или 90-е годы прошлого века…

Но руки никогда не тянулись к оружию…

24 ноября 2015 года «рука» потянулась к оружию…

И выстрелила…

(Почему? Как это могло быть? Какой была цель? Кто спровоцировал? Ответов на эти вопросы до сих пор нет.)

С того момента шло наращивание вооружений, сейчас взяться за оружие готовы тысячи рук.

«Дорогие друзья» Путин и Эрдоган готовятся к войне друг с другом.

Кто-то из вас под успокаивающим влиянием чрезмерного оптимизма и / или беспечности может посмеяться над этим моим тезисом: «Ну, побушуют, покричат еще немного, а скоро все пройдет и забудется…»

Не будем нарушать счастье таковых. Но для других читателей давайте подчеркнем серьезность ситуации.

Вдруг стать «заклятыми врагами»…

Я внимательно слежу за газетами, интернет-сайтами и телевидением двух стран.

Одно я могу сказать точно. Главный враг России теперь — Турция. Для Турции же таковым стала Россия.

Один проведенный в России опрос показал, что в печатных СМИ и интернете Турция стала «враждебной страной номер один», обойдя Украину и США. В Турции также объявили, что 64,7% населения считают, что «Россия представляет угрозу для Турции» (в 2014 году этот показатель был равен 28,2%).

Журналисты и политики двух стран словно начали войну друг с другом.

В последнее время президент Путин и премьер-министр Медведев меньше говорят о Турции, но критика остается такой же жесткой.

По сравнению с ними, президент Эрдоган делает заявления несколько чаще, иногда на уровне «пусть Россия не испытывает наше терпение»…

Но «самый говорливый» — это, несомненно, наш премьер-министр. Давутоглу, который даже в те периоды, когда мы считались друзьями с Россией, делал заявления вроде «Москву нужно изолировать», сейчас постоянно жалуется на Россию США, ЕС, Ирану, арабским странам, а временами даже обвиняет ее в «терроризме».

На более низких уровнях в каждой из двух стран, конечно, тоже немало «храбрецов», тон которых не позволяет сожалеть о прошлых русско-турецких войнах.

Например, изрядно постаревший представитель русского национализма Жириновский, подогревает интерес, прямо определяя такие цели, как «разбомбить Турцию» или «отнять Айя-Софию».


Одна из самых «веселых» новостей у нас была опубликована недавно под заголовком «Прикажи, и мы совершим вечерний намаз в России». Члены культурно-спортивного клуба верховой езды Rahvan в качестве реакции на шоу русских с ПЗРК (во время прохождения через Босфор российского корабля 4 декабря военнослужащий, находившийся на его борту, держал переносной зенитно-ракетный комплекс — прим. пер.) заявили: «Если глава государства прикажет, мы отправимся в путь и совершим вечерний намаз в России».

Думаю, русским стало очень страшно. Особенно, если им известно о талантах «главы государства» в области верховой езды…

Схватка двух государств возможна в Сирии

Главная причина ссоры Турции и России, сближавшихся с 2004 по 2011 годы в политической сфере и еще до прошлого года бывших важнейшими торговыми партнерами друг для друга, — сирийская политика (добавим к этому обеспокоенность России, страдающей от радикальных исламистов внутри страны, отношениями Турции с ИГИЛ и похожими организациями).

В последнее время в сирийской войне, которой скоро исполнится пять лет, многое изменилось.

Кремлю, который давно поддерживал правительство Асада дипломатическими усилиями, удалось шаг за шагом притянуть США к близкой ему линии.

А 30 сентября 2015 года Москва сама вступила в войну в Сирии с применением своих военно-воздушных сил. И к тому же, весьма активно (возможно, из-за боязни того, что может произойти, если остаться там надолго).

Обширная группа стран, которая изначально говорила, что «Асад обязательно должен уйти», постепенно поредела и стала насчитывать несколько государств. Впереди всех в этой группе сейчас стоит Турция.

Даже Саудовская Аравия и Катар «находятся на связи» с Россией.

Москва «не контактирует» только с Анкарой.

Пугающая ситуация.

Говоря «пугающая», я — в отличие от наездников Rahvan — имею в виду не только обеспокоенность позицией России в отношении вступления в бой с Турцией.

В то же время я пытаюсь выразить свой страх перед тем, что за три с половиной месяца руководство во главе с Эрдоганом и Давутоглу не приложило ни одного серьезного усилия, чтобы исправить отношения с Москвой. Кажется, в последнее время оно особенно сильно жаждет вмешаться в войну в Сирии.

Анкара обеспокоена перемирием

Сегодня в Сирии худо-бедно действует режим прекращения огня.

Это, конечно, не значит мир. Все полагают, что перемирие даст возможность «перевести дух» и подготовиться к следующей стадии войны.

Тем не менее решение о прекращении боевых действий многое значит. Режимы прекращения огня могут быть важными этапами на пути к миру.

Кажется, соглашение о перемирии все встретили с удовлетворением.

Россия (она оказала наибольшее влияние на этот процесс), США (хотя США делают заявления, открывающие возможность для разных прочтений, такие как «есть план Б на случай несоблюдения перемирия», они стали «одним из двух главных архитекторов» соглашения), официальный Дамаск, воюющие на его стороне Иран и «Хезболла», европейские страны и некоторые другие государства (включая саудитов, с которыми «наши» связывают большие надежды), некоторые сирийские оппозиционные силы…

Почти все, кроме ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», на которых не распространяется объявленное перемирие, выглядят довольными…

К недовольным следует добавить Турцию, а точнее руководство Эрдоган — Давутоглу…

Хотя в Анкаре звучало что-то вроде «одобрительного» заявления в отношении соглашения о перемирии, оно сопровождалось большим количеством «но»…

На встрече с сельскими старостами президент Эрдоган подписался под очередным скандалом, попытавшись поставить на место весь мир и сказав: «Чем вам не угодила „Джебхат ан-Нусра“?».

Кроме того, он выдвинул такое требование: «Перемирие не должно распространяться на Партию „Демократический союз“ и Отряды народной самообороны».

А премьер-министр заявил: «Мы не будем придерживаться режима прекращения огня в случае угрозы нашей безопасности».

Что это значит?

Анкара дает понять, что может действовать по-разному в зависимости от ситуации, даже если под перемирием поставит подпись весь мир.

Власти Партии справедливости и развития упорно не отказываются от своей ошибочной сирийской политики, которую они преследуют в течение последних пяти лет.

Более того, с ощущением «близится конец игры» они планируют непременно сделать что-нибудь и изменить балансы.

Между тем, взаимные артобстрелы на турецко-сирийской границе обладают высоким потенциалом опасности.

Неужели Турция готовится к операции «против атаковавшего ее ИГИЛ»?

Сторона, больше всех «ожидающая» военные шаги, которые могут быть предприняты на этом основании, — Россия!..

Вероятно, плохо прерывать тему на столь захватывающем месте, но не волнуйтесь, мы продолжим.