Владимир Путин сообщил о выводе войск из Сирии. Не думаем, что это кого-то обрадовало. Ведь первым на ум приходит вопрос: «Что там вообще осталось?» Когда разрушать и уничтожать стало нечего, он решил сказать: «Я ухожу!»

Путинская Россия вошла в Сирию пять с половиной месяцев назад. Русские должны были наносить удары по ИГИЛ. Ударов США и их союзников по этому таинственному монстру было недостаточно, и на помощь пришла Россия. Против ее вмешательства, состоявшегося сразу после переговоров Барака Хусейна Обамы и Владимира Путина на полях ООН, никто не возражал. К тому же Россию приглашал режим Баас.

В течение пяти с половиной месяцев российские силы совсем не занимались ИГИЛ, за исключением нескольких номинально сброшенных бомб. Они служили «силами особого назначения» Асада, осыпали бомбами умеренную оппозицию, туркмен в Байир-Буджаке, Туркменские горы, чинили массовые убийства, провоцировали новые потоки беженцев.

Россия, с одной стороны, снова вдохнула жизнь в режим Асада, с другой — стала сотрудничать с Отрядами народной самообороны (YPG). Если принять во внимание, что ракеты, сброшенные на Турцию со стороны Сирии, принадлежали России, ситуация станет более понятной.

В то же время Россия, воспользовавшись удобным случаем, приблизилась еще больше к выходу в Средиземное море (своей национальной цели). Нусайриты были союзниками России со времен Хафеза Асада (Hafız Esad), они сделали Сирию задним двором России. Морская база в Тартусе осталась с тех пор. Посмотрите на противоречие: движение, возникшее под названием «арабская весна», не только не смогло устранить эту базу, но вдобавок ко всему привело к созданию сухопутной базы в Латакии.


Сегодня Россия достигла своей цели в Сирии: укрепила позиции Асада и нусайритского режима, нанесла серьезный удар по силам оппозиции, приумножила свои военные и стратегические возможности в Сирии, увеличила число своих баз в САР, продвинулась вперед на пути к своему историческому идеалу.

Не могу не повторить еще раз один факт. Америка уступила Сирию России и Ирану, как уступила Ирак Ирану, после чего Ирак превратился в болото. Вне всякого сомнения, прийти из России и воевать в Сирии стоит достаточно дорого. Возможно, с этой минуты Путин посчитал такие расходы излишними. И хотя возникают вопросы вроде «искренен ли он?» или «это тактический ход?», очевидно, что цель Путина достигнута. Тогда зачем такие затраты? И, кстати, формально мирный процесс начинается.

С уходом России проблема не исчезнет.

Главный вопрос заключается в том, какой вид примет Сирия.

Если Запад не возразит, ИГИЛ создаст свое государство. YPG тоже держится наготове. Недавно представитель Белого дома заявил, что США не хотят, чтобы YPG стало самостоятельным государством. Но если Москва поступит иначе и поддержит сирийских курдов, Турция поможет обрести государственность туркменам, хотя, по сути, она на стороне территориальной целостности Сирии.

Говоря «ухожу», Россия, возможно, делает перерыв. Она может вернуться снова после того, как всеобщее внимание переключится на что-то другое. Разве, когда есть базы, слова «я ушел» и «меня нет» что-нибудь значат?

Вполне вероятно, Сирию, как и Ирак, после оккупации ждет болото.

Это, в конечном счете, отвечает интересам восточного и западного империализма.

Ничто не случайно: ни превращение «арабской весны» в зиму, ни появление ИГИЛ, ни падение российского самолета, ни сюрприз с уходом России.

Хаос в Ираке и Сирии причинит головную боль Турции.

И даст возможность свободно действовать Израилю.