Вчера я вернулся домой около полудня, открыл электронную почту на компьютере, и первым письмом было следующее сообщение, отправленное моим другом: «Послушай мнение Путина — у нас ты его не услышишь».

На удивление, первым делом я не кликнул на рекомендованные высказывания Путина, а бросился на рядом стоящий диван, куда падаю в моменты эмоционального возбуждения. На этот раз меня возмутили последние слова в письме моего друга: «…У нас ты его не услышишь».

Почему, черт побери, у нас этого не услышать? Почему у нас я не имею права услышать, что сказал, возможно, самый важный мировой государственный деятель нашего времени? Почему я не могу его услышать так же, как могу слушать Обаму, Кэмерона или Меркель и т.д. и т.п., чтобы составить свое мнение о том, кто из них говорит правду? Кто ни с того ни с сего вычеркнул из списка государственных деятелей, ответственных за развитие событий в мире, именно Путина? Кто тот человек, который решает, кого я могу, а кого я не могу слушать? Может, это премьер Соботка? Или это агентство ČTK, через которое проходит самая важная информация, как отечественная, так и зарубежная, то есть этим человеком является директор ČTK Майстр? Или это какой-то секретный клуб директоров всех чешских СМИ, которые в каком-то столь же секретном месте и в секретное время заседают и отдают распоряжения о том, кого мы можем, а кого, напротив, не имеем права слушать и читать? Или все это вообще не относится к чешской компетенции, и запрет на слушание или чтение Путина исходит из Вашингтона, а мы только послушно его исполняем? Или правда в том, что, вероятно, все европейские СМИ, да и все мировые, контролируются медиа-империей семьи Ротшильдов, и именно они знают, что для нас хорошо, а что, напротив, может нас убить?

Вопрос широкий, как океан, и никто в республике, да и, наверное, в мире, вам на него не сможет ответить. Но зато все заверят вас в том, что только сегодня вы живете в свободной стране — без цензуры. Якобы ее сегодня, как я узнал из Википедии, могут себе позволить только частные СМИ, как, например, MAFRA Бабиша, Vltava-Labe-Press, NOVA, FTV Prima и другие.

Господи Боже, дела-то еще хуже, чем я думал, когда начал писать эту статью, и теперь, конечно, в свете этого факта, нам стоит ожидать только одного — массового бегства всех СМИ в частную зону. Но они сделают это не для того, чтобы избавиться от обязанности говорить правду, так как они не сообщают ее и сегодня, а, напротив, отрицают, умалчивают, врут как сивые мерины, а для того, чтобы не пришлось реагировать на редкие выкрики из такого, в общем-то, подпольного источника, какой вы сейчас читаете. Но, главное, СМИ сделают это для того, чтобы уже все наконец поняли, что на правду и на Путина ни у кого в этой стране и ее окрестностях нет ни малейшего права.