Весь мир был удивлён, когда Москва вдруг объявила о том, что российские военные покинут Сирию. На самом деле, таков был план В.В. Путина с самого начала.

В понедельник вечером на этой неделе из Кремля поступило неожиданное известие. Президент Владимир Путин объявил о начале вывода Вооружённых Сил России с территории Сирии. Его слова не расходятся с делами.

Уже на следующее утро российские войска начали покидать охваченную войной страну, а Министерство обороны России разместило видео, где показано, как первые самолёты взлетают с базы Хмеймим в Сирии. Задача выполнена, и можно уходить. В.В. Путину очень важно показать, что он держит своё слово. Российскую военную кампанию в Сирии можно описать следующими ключевыми словами: сила, закрепление собственных позиций, пропаганда. Также президент Путин стремится продемонстрировать, что на него можно положиться. Он хочет предстать умным и сильным лидером.

На Западе политический ход Владимира Путина вызвал исключительно положительные отклики. Эксперты едины в том, что вывод российских сил создаст более благоприятные предпосылки для возобновления мирных переговоров под эгидой ООН в Женеве. Всего месяц назад переговоры были сорваны, не успев начаться. На спецпосланника Генсекретаря ООН Стеффана де Мистуру возложена непростая задача по координации тяжелейшего межсирийского переговорного процесса, участники которого даже отказываются пожимать друг другу руки. Сейчас может оказаться, что России воздают должное за то, что благодаря ей вокруг переговоров удалось создать обстановку в духе осторожного оптимизма.

Новости о решении российского руководства вывести войска из Сирии предшествовала холодная осень и зима в отношениях между Россией и Западом. Когда В.В. Путин объявил войну «Исламскому государству» (ИГ) и в сентябре 2015 г. приказал начать нанесение авиаударов в Сирии, это было воспринято как попытка России более прочно закрепиться на Ближнем Востоке. Москву обвиняли в стремлении извлечь выгоду из нестабильной, запутанной и хрупкой ситуации в Сирийской Арабской Республике. Стороны конфликта непримиримо противостояли друг другу, в стане оппозиции наблюдался раскол, и в этом хаосе «Исламское государство» продолжало наступать. И хотя ВКС России уже на ранней стадии операции удалось ослабить позиции террористов, поздней осенью стало появляться всё больше докладов и высказываться всё больше опасений о том, что российские войска не только обстреливали «Исламское государство», но также наносили целенаправленные удары по силам умеренной оппозиции, которая рассматривалась как угроза положению президента Башара Асада, способного гарантировать обеспечение российских интересов в Сирии. Кроме того, мир стал свидетелем невыразимых страданий гражданского населения: больницы подвергались бомбардировкам, жертвами конфликта становились женщины и дети, люди умирали от голода в осаждённом городе Мадайя.

Какими бы ни были мотивы Москвы вступить в борьбу против «Исламского государства», бесстрашие и решительные действия российских военных испугали действующих в Сирии террористов и заставили их оставить ключевые позиции. За последний год «Исламское государство» потеряло около 20-40% территории, которую оно контролировало в Сирии и Ираке. Активизация России в САР также подстегнула международную коалицию во главе с США. Выступая в Париже несколько дней назад, Государственный секретарь США Джон Керри заявил, что за последнее время силами союзников было ликвидировано 600 боевиков «Исламского государства».

О потерях террористов в Сирии стало известно благодаря тому, что на территорию страны получили доступ журналисты. Появилась возможность расширить международное присутствие и освещать происходящие события в районах, на посещение которых ещё в прошлом году не было никакой надежды. К тому же на минувшей неделе на основе полученных документов «Исламского государства» были раскрыты имена и личности нескольких тысяч террористов из ИГ. Эти данные оказались очень ценными для разведывательных служб, работающих над поиском информации о данной террористической группировке, которая скрывает сведения о своей сети и боевиках. В последнее время действительно что-то произошло. Нельзя сказать, что «Исламское государство» сейчас представляет меньшую угрозу, чем ранее, но террористы меняют место дислокации, покидают Ирак и Сирию. Сейчас ИГ ищет новые рубежи и бросает взор на Африку, на Ливию и Йемен, особенно на Афганистан, где ситуация становится всё хуже и даёт всё большие основания для беспокойства.

Не случайно, что Россия выводит свои войска именно сейчас. Владимир Путин добился того, чего хотел. Ещё прошлой осенью, когда кампания в Сирии только началась, российский лидер в ходе переговоров с Президентом Франции Франсуа Олландом и канцлером ФРГ Ангелой Меркель сообщил, что операция будет временной. И он сдержал слово. «Исламское государство» теряет позиции на территории своего самопровозглашенного халифата, В.В. Путину удалось вывести Россию в авангард борьбы с терроризмом и одержать пропагандистскую победу в глазах мирового сообщества. Кроме того, силы, подконтрольные Асаду, укрепили свои позиции, а сам президент добился более благоприятного для себя положения накануне предстоящих выборов в Сирии.

Москва осуществляет вывод войск, не дожидаясь, пока военная операция станет слишком затратной, приведёт к большому количеству жертв и пока Сирия превратится в непроходимое болото подобно Афганистану. Однако тот факт, что вооруженные силы уходят из САР, не означает, что вслед за ними уходит и Россия. Российско-сирийские отношения восходят к 60-м гг., когда страной руководил отец нынешнего президента Хафез Асад.

«Сирийскую карту», которую разыгрывает Россия, нельзя воспринимать никак иначе как ход Владимира Путина на геополитической шахматной доске. Решение о том, чтобы войти в Сирию, он принимал как «плохой парень», в тот момент, когда Россия была унижена Западом в ответ на аннексию полуострова Крым. Теперь он хочет выглядеть как герой, который уходит из Сирии спустя несколько месяцев. Должно быть, таков изначально был его план.

На этой неделе будет пять лет со дня начала восстания в Сирии, когда дети в деревне Дераа нарисовали граффити с критикой в адрес режима президента Асада. С тех пор 270 тысяч человек были убиты, 11 миллионов бежали из страны, целое поколение родилось в годы конфликта и не знает какой-либо другой реальности, кроме войны.

К сожалению, сложно точно сказать, когда страдания гражданского населения прекратятся, и сирийцы смогут начать восстановление своего государства. Даже несмотря на вывод российских войск, точка в мировой шахматной партии в Сирии и вокруг Сирии ещё не поставлена.