Очень сходным образом рассуждает и европейский комиссар по расширению Йоханнес Хан. «Все больше беженцев прибывает из России. Числа не высоки, но это тревожный политический сигнал. Все это не случайно, — заявил Хан немецкой газете Die Zeit. — Примечательно, что это происходит тогда, когда Европейский Союз и без того находится под давлением».

Могу допустить, что оба эти господина располагают информацией от спецслужб о том, что Кремль действительно организует переправку беженцев из Сирии через Россию и далее в Европу. Если так оно и есть, то операция настолько секретная, что на месте ее не видно.

Оба высокопоставленных политика говорят о так называемом северном пути через Мурманск в Норвегию. По нему в прошлом году в Европу попало 5500 беженцев. Среди них были не только сирийцы, но и афганцы, которые проживали до этого в России много лет, и гастарбайтеры из Таджикистана. Для Йоханнеса Хана это еще одно доказательство российской причастности. «Эти люди жили там годами. И в путь, скорее всего, они отправились не по собственной инициативе», — заявил европейский комиссар.

Но Светлана Ганнушкина, возглавляющая организацию «Гражданское содействие», которая помогает беженцам, никакого государственного участия тут не видит. «Когда кто-то придумал путь через полярный круг, то масса людей, находящихся в России полулегально, решили выбрать этот путь. Ведь Россия практически никогда не выдает статус беженца. Из сирийцев его получили только два человека, а еще 1300 были взяты под временную защиту», — разъясняет Светлана Ганнушкина.


То же самое и с афганцами. Я сам встречал людей, которые уехали в Россию вместе с советской армией и по прошествии 20 лет фактически оставались нелегалами. Новость о возможности попросить убежища в Норвегии могла их очень заинтересовать.

Ганнушкина также жалуется на то, что власти стремятся депортировать сирийцев, которых полно в центрах временного содержания. И это тоже вряд ли свидетельствует о том, что Россия старается создать проблемы Европе. «Зачем это организовывать, когда все работает само?» — спросила меня Светлана Ганнушкина.

Точно так же можно прокомментировать слова, сказанные чешским министром обороны Мартином Стропницким в прошлом году, о том, что Россия якобы оплачивает автобусы, переправляющие беженцев через Венгрию. Беженцы и сами без труда заплатили бы за автобусы.

Тенденция искать за любой проблемой руку Москвы просто поражает. Беженцы, рост поддержки популистских партий в Европе, а теперь и «брекзит» — за всем этим, как считают некоторые, стоит Москва. Для ясности отмечу, что я не утверждаю, что в Кремле сидят невинные младенцы, которых обижает злой Запад.

На Украине Москва показала, чего можно достичь, используя прямую военную интервенцию, поддержку радикальных группировок и оголтелую пропаганду. Немцы, в свою очередь, выяснили, что лживое сообщение российского телевидения о якобы изнасилованной беженцами русской школьнице может спровоцировать демонстрации русскоязычного населения во многих городах. И список можно продолжить.

Но не стоит менять местами следствия и причину. Да, российские бомбардировки Алеппо, конечно, спровоцировали новую волну беженцев. Но это не означает, что целью российской операции в Сирии было спровоцировать беженский кризис в Европе. Популярность Марин Ле Пен тоже возросла не благодаря контактам с Владимиром Путиным, а благодаря кредиту в размере девяти миллионов евро от российского банка.

Сваливать всю вину на Кремль — это не только проявление интеллектуальной лености. Это угрожает нашей способности анализировать подлинные намерения Москвы. Поверьте, что уже в самое ближайшее время эта способность нам пригодится.