На протяжении двадцати лет «гнев мусульман» использовался как смертельное оружие в отношении всего мусульманского мира. Борьба, которую вели мусульманские сообщества, разъяренные колониальными проектами последних ста лет, чтобы спастись от этой надзирательной системы, была сорвана, и Запад использовал этот обращенный на него гнев для своих зон интересов.

По мусульманам нанесли удар их же оружием. Мусульман использовали против их же стран, их же обществ. С этой целью создавали организации, формировали джамааты, развивали консервативные политические движения.

В XXI веке Запад объявил ислам главной угрозой. Чтобы противостоять этой «угрозе», он на каждом клочке земли, где живут мусульмане, создал центры по борьбе с террором. Критикуя ислам и террор, он начал войну в глобальном масштабе.

«Гнев мусульман» — самое сильное оружие в руках Запада

Но почти никто не обратил внимания на очень странное противоречие. Тем, что они назвали террором и стали пытаться уничтожить, на самом деле была новая волна подъема в мусульманском мире. Поэтому, чтобы подогреть понятие террора, усилить глобальную паранойю, они создали террористов из числа мусульман, сформировали террористические организации.

Террористы и террористические организации были нужны им для того, чтобы остановить эту волну подъема мусульман. Так они пытались вытолкнуть ислам за рамки исторического процесса. Сегодня эта война еще идет. И, возможно, это будет главная ловушка для мусульман и мусульманских стран в XXI веке.

Этот гнев никогда не исходил изнутри

«Гнев мусульман» рождался не здесь. Он всегда был инструментом дестабилизации на службе у чужих интересов. Поэтому эти организации никогда не формировались в соответствии с желаниями и поисками этого региона. Они принимали форму под стать курсу этого глобального вторжения. Поиски самого мусульманского мира были сорваны через использование слабых звеньев региона. Эти поиски были принесены в жертву созданным с этой целью террористическим организациям.

При взгляде с этой точки зрения становится очевидно, что между ИГИЛ и «параллельной организацией» («Джамаат Гюлена», обвиняемый сторонниками президента Эрдогана во внедрении в ведущие политические институты и органы государственной власти с целью оказания влияния на управленческий процесс — прим. пер.), пытавшейся совершить государственный переворот в Турции, нет качественной разницы.

ИГИЛ и «параллельная организация»: какое сходство!

Обе организации были спроектированы извне, на каждую из них были возложены роли согласно определенным интересам в Турции и регионе. Они не возникли здесь, но планомерно решетили свои страны и регионы предоставленным им оружием. Одну из этих структур произвела Европа, другую — Америка.


Обе организации заботил Халифат. Они претендовали на управление мусульманским миром. Они были инструментом надзирательной системы и готовили почву для сохранения западной гегемонии в регионе.

Обе организации представляли суннизм, причем строгий суннизм, но их форма восприятия ислама, система представлений странным образом походила на иранскую. Их мобилизовали примерно в одно время. Одна начала войну по оси Сирия — Ирак — Иордания — Ливан, другая — в Турции. Они обе были настроены разжечь войну между Турцией и Ираном, между суннитским и шиитским мирами.

Можно привести еще множество примеров, указывающих на сходство этих структур и их стратегического позиционирования. Но самое главное — эти структуры, как и многие другие организации до них, появились на свет не в нашем регионе.

Именно поэтому они начали войну со всем, что имеет местное происхождение. Чтобы уничтожить, ослабить или подчинить все это, их вывели на поле боя. Они, их боссы мобилизовали и другие находящиеся в Турции и регионе организации. И такие организации, как Рабочая партия Курдистана (РПК), Партия «Демократический союз» (PYD) и Революционная народно-освободительная партия-фронт (DHKP-C), расположились на одном фланге с ними.

Помешать арабской революции и новой Турции!

Тем не менее, в Турции существовала крайне сильная потребность примирить государство с исламом, поэтому в стране должна была возникнуть феноменальная сила / энергия. Суннитскому / арабскому миру была чрезвычайно необходима революционная волна, и тогда возникла бы необычайная энергия. Одна революция должна была произойти в арабском мире, а другая — в Турции. Две эти организации вышли на тропу войны, чтобы саботировать эти крупные революции и сорвать их в пользу интересов Запада.

Они должны были бороться со всем, что берет свое начало в регионе и Турции, ослабить все это и еще лет на сто сохранить существовавшую надзирательную систему. За двумя этими организациями была воля, превратившая «арабскую весну» из революции в призывы к перевороту.

На самом деле такими были главная мотивация и позиционирование всех организаций исламистского характера, мобилизованных в период после холодной войны. Создавалась игра глобального масштаба, и эти организации были спусковым крючком и фронтами большой войны.

Турция под огнем

Пусть никого не вводит в заблуждение враждебность «параллельной организации» к ИГИЛ. Все это выдумки, как и ее враждебность к Ирану. Хотя внешне все выглядит именно так, и они пытаются представить Турцию страной, которая через ИГИЛ поддерживает террор, роли, возложенные на эти организации, дополняют друг друга.

Именно поэтому Турция оказалась под огнем. Турция стала мишенью, так как она способствует не только собственному историческому пробуждению, но и пробуждению всего региона. Она представляет собой политический разум этого пробуждения, закладывает основы новой сплоченности, организации внутри страны, демонстрирует волю и силу покончить с вековой надзирательной системой. Именно поэтому круги, сформированные на основе «гнева мусульман», ударяют по Турции.

Впервые после Первой мировой войны в этом регионе возникли новая манера, риторика и цель. Они же хотят отомстить за это и уничтожить эту силу. Именно поэтому война в Турции проходит так болезненно, а политический разум и кадры, которые привели Турцию к данному этапу, стремятся ликвидировать.

Но есть еще одно крайне интересное сходство. Данные организации и западные политические круги демонстрируют удивительное единение в вопросе ликвидации этих кадров и их политической концепции.

Еще более странно то, что под давлением этих организаций и западных политических кругов РПК и PYD получают региональные выгоды, а Турцию притесняют посредством другой организации.

Ловушка для двух стран

На самом деле сегодня я собирался продолжить тему, которую 11 марта я попытался обобщить в статье под заголовком «Гнев мусульман и турок ударят по России». Я писал, что те, кто последние 20 лет используют гнев мусульман в зонах своих интересов, пытаются направить этот гнев против России, добавить к нему гнев турок, разжечь турецко-российский кризис, измотать и ослабить Россию.

Москва заявила о выходе из Сирии. Не знаю, заметила ли она эту опасность, но над Турцией нависла та же угроза. Сейчас нужно внимательно проанализировать все стадии кризиса с момента «уничтожения самолета». То, что Гюлен в беседе с российской прессой назвал Турцию «террористическим государством», нацелено на провокацию этого кризиса.

На мой взгляд, эта тема нуждается в тщательном обсуждении в нашей прессе. Заявление Путина об уходе из Сирии — несомненно, правильный ход в этом смысле, и Россия, должно быть, видит расставленную для нее ловушку. На самом деле гнев мусульман направляют против России и Турции, и цель — обе страны. Это очень масштабная игра.

План новой Крымской войны

Полагаю, нашим историкам следует спроецировать период Крымской войны на день сегодняшний и вынести это на общественное обсуждение. Те, кто подпитывает турецко-российский кризис, будто планируют заложить основы для новой Крымской войны, спровоцировать две страны, а затем поспешить на помощь в качестве «спасителей».

Их успех в этом будет означать гибель для двух стран. Россия будет измотана, во второй раз вступит в процесс распада, российские ресурсы будут поделены. Турцию снова возьмут под протекторат и покровительство, а начатому спустя век процессу освобождения придет конец. Ведь свою независимость Османская империя потеряла в результате Крымской войны.
 
Ранее организации и этот гнев были ориентированы на определенные зоны интересов в арабском / мусульманском мире. Сейчас — на Россию и Турцию. Эти страны загоняют в западню. Страны, которые обрели сильных лидеров и перспективу, должны видеть эту игру.

Всеми этими примерами я хочу сказать, что «гнев мусульман» никогда не исходил отсюда. Нашим политикам, интеллигенции, лидерам общественного мнения, СМИ следовало бы отвлечься от привычных споров и подумать над «большой игрой»!