Вода или, точнее, доступ к воде является одним из орудий в продолжающемся уже около 30 лет конфликте между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха.

Когда подписание перемирия в 1994 году положило конец полномасштабной войне между Азербайджаном с одной стороны и Арменией с армянскими сепаратистами в Карабахе с другой, Азербайджан потерял не только часть территории, но и доступ к Сарсангскому водохранилищу емкостью в 560 миллионов кубических метров воды.

Это водохранилище, построенное в 1976 году на реке Тертер и расположенное на территории Карабаха, обеспечивало водой для питья и полива не только этот горный регион, но и шесть сопредельных районов, ныне занятых Арменией и силами сепаратистов. Одним из них является находящийся на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск Тертерский район, большая часть которого контролируется Азербайджаном.

Водохранилище является единственным крупных источником воды для населения Тертерского района, составляющего примерно 102 тыс человек и в основном состоящего из ВПЛ (внутренне перемещенных лиц) из Карабаха и других оккупированных районов. В жаркий и засушливый летний период у них нет доступа к воде из резервуара. Вода возвращается лишь осенью и зимой, когда власти Карабаха без предупреждения открывают шлюзы водохранилища.

В декабре прошлого года докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Милица Маркович из Боснии и Герцеговины заявила, что отвечающие за водохранилище «преднамеренно лишают» воды прилегающие контролируемые Азербайджаном районы. Она также предупредила, что недостаточное техническое обслуживание Сарсангской плотины ставит под угрозу всю прилагающую территорию.

Кроме того недостаток воды летом наносит ущерб экологии, приводя к сокращению биоразнообразия и опустыниванию, отметила Маркович в своем опубликованном в 2014 году отчете, подготовленном без посещения самого водохранилища.

«Мы находимся в отчаянной ситуации, — сказал 29-летний ВПЛ Бахтияр Маммадов. — Высаживаемая нами сельхозпродукция погибает у нас на глазах».

Маммадов, зарабатывающий 200-250 манат ($124-$155) в месяц, работая учителем литературы в школе, выращивает овощи и фрукты для семьи на своем приусадебном участке. «Но вода для полива полностью зависит от Сарсангского водохранилища, и летом мы ничего выращивать не можем», — сообщил он.

Очевидного решения проблемы пока нет. В условиях отсутствия доступа к водохранилищу, Тертерчайское управление оросительных систем отбирает воду из реки Тертер при помощи канав, сказал главный инженер управления Мехман Каримов. Но, по его словам, этой воды не достаточно, чтобы полностью удовлетворить нужды составляющего 477,800 человек населения города Тертер и прилегающих Бардинского, Евлахского и Горанбойского районов, контролируемых Азербайджаном.

«Люди покидают родные места, — сказал Гусейн Гусейнов, 54-летний житель города Тертер, пересекавший мост через реку на своем велосипеде с 80 килограммами металлолома на продажу в прицепе. По его словам, стало невозможно заниматься сельским хозяйством. — Без воды нет жизни. Эти трудности — вина Армении».

В своей резолюции от 26 января ПАСЕ призвала правительство Армении прекратить использовать водные ресурсы в качестве «политического инструмента», а также немедленно вывести армянские вооруженные силы с прилегающей к водохранилищу территории, чтобы инженеры и гидрологи могли получить доступ к резервуару и оценить его состояние.

Как Армения, так и защищаемое ей де-факто правительство Карабаха, осудили данную резолюцию, назвав ее пропагандистской уловкой и настаивая, что состояние водохранилища соответствует международным стандартам.

В Министерстве иностранных дел Азербайджана EurasiaNet. org сказали, что позиция Армении является «глупой», а также «неуважительной» по отношению к международному праву. Представитель министерства Хикмат Гаджиев отметил, что Баку «продолжит деятельность по информированию международного сообщества о требованиях резолюции [ПАСЕ]».

Проживающие у реки Тертер люди нуждаются в быстром и практическом решении этой проблемы. Власти Тертерского района пробурили свыше 400 колодцев в качестве альтернативного источника воды, но местные жители утверждают, что этого недостаточно.

В селении Шихарх в пяти километрах к западу от города Тертер проживает 710 человек (в основном ВПЛ) и имеется всего два колодца. «Воды из артезианских колодцев не достаточно, чтобы полить сад или напоить животных, — посетовал 37-летний житель Камаль Мустафаев, добывающий пропитание для своей семьи из 10 человек за счет небольшой отары овец, приносящей 300-400 манат ($186-$248) в месяц. — Это вода для питься, не для полива».

Поэтому Мустафаеву и прочим приходится ездить за водой в Тертер.

Министерство экологии и природных ресурсов Азербайджана не ответило на вопросы EurasiaNet. org о принимаемых для решения этой проблемы мерах.

В 2013 году де-факто правительство Карабаха предложило выработать план совместного использования Сарсангского водохранилища, обеспечивающего электричеством большую часть Карабаха. Как сообщил РС/РСЕ де-факто зампремьера Карабаха Артур Агабекян, график открытия шлюзов зависит от нужд региона в электроэнергии.

Но Баку, отказывающийся вести переговоры с сепаратистами, проигнорировал это предложение.

Из трех сепаратистских регионов в Закавказье договориться о совместном использовании водных ресурсов удалось только Грузии и Абхазии. Де-факто власти отколовшейся Южной Осетии регулярно перекрывают воду контролируемым Грузией территориям.

В случае с Азербайджаном, Арзу Абдуллаева, активист по разрешению конфликта и председатель национального комитета Хельсинкской гражданской ассамблеи, считает, что была упущена хорошая возможность.

Разрешение проблемы с Сарсангским водохранилищем «могло сыграть позитивную роль в разрешении конфликта» между Баку и сепаратистским Карабахом, заявила Абдуллаева, состоящая в Общественном совете по урегулированию карабахского конфликта. «Это могло стать очень хорошей основой для переговоров, т. к. это гуманитарная проблема и обе стороны могли договориться», — добавила она.

Переговоры о воде с де-факто карабахскими министрами, парламентариями «и прочими лицами» не означало бы признание Баку независимости Карабаха от Азербайджана, подчеркнула она.

Тем не менее, пока ничто не указывает на возможность проведения подобных переговоров. Между тем школьный учитель Маммадов надеется, «что мы сможем мирно урегулировать этот конфликт, чтобы избежать новых смертей и потерь».