Сирийская армия вошла в захваченную террористами Пальмиру, армия Ирака подбирается к Мосулу. Ожидается, что она возьмет город уже в следующем месяце. Такое развитие событий вселяет оптимизм — и не только из-за того, что пальма первенства перешла от террористов к правительственным силам, но и из-за того, что ИГИЛ терпит поражение сразу на двух фронтах. Кроме того, в планы сирийской армии при поддержки с воздуха российской авиации входит операцию по освобождению города Ракка на севере страны. Обозначившаяся позитивная тенденция говорит о том, что ликвидация ИГИЛ — это дело времени. Очевидно, террористы сами виноваты в поражении, так как своими кровавыми актами в Брюсселе они еще раз подтвердили свое звание очага терроризма, выступив против всего мира.

«Исламское государство» не сможет долго сопротивляться перед лицом всего мирового сообщества. Более того, недавние теракты окончательно убедили всех, что намного выгоднее полностью истребить эту террористическую организацию, нежели чем попытаться «задвинуть ее подальше в угол», чего и добиваются террористы.

ИГИЛ — не только «государство», это течение, идеология, направление мысли. Устранение «государства» не означает, что идеология терроризма экстремизма, радикализма, насилия и ненависти будет уничтожена.

Распад Советского Союза, к примеру, не привел к исчезновению коммунизма. Коммунистическая идеология продолжает существовать, у нее достаточное число последователей, свято верящих, что у коммунизма есть будущее. Однако коммунизм советской эпохи и коммунизм сейчас — это разные вещи.

«Исламское государство» может пасть в течение этого года, но это будет означать лишь то, что оно исчезнет географически и как «государство» войдет в историю, получив свое место в учебниках наряду с хариджитами (это первая в истории ислама религиозно-политическая группировка, обособившаяся от основной части мусульман — прим. пер.), фашистами, нацистами и прочими «причудами» человечества. Сегодня, когда конец близок и это понимают лидеры ИГИЛ и его последователи, их поведение становится еще более жестоким и агрессивным. Очевидно, что террористическая опасность скоро достигнет своего апогея.

Надо сказать, что терроризм отличается от других преступлений тем, что обычный преступник всегда знает, что творит зло. Что касается террориста, то он искренне считает, что совершает подвиг. Он готов пойти на смерть ради того, что он считает угодным Аллаху, повинуясь его воле.

У преступника нет идеологических школ, которые его поддерживают, нет специализированных органов, которые финансируют его, вооружают, дают ему идеологическую почву. Среди преступников нет известных идеологов, которые наставляют на преступление, призывают совершить его. А терроризм — это учение, доктрина, культура, там есть свои идеологи, авторы учений, а также спонсоры.

Человечество не смогло искоренить преступность. Даже развитые народы, обладающие передовыми знаниями и технологиями, не в состоянии это сделать. Сможет ли человечество искоренить терроризм как идеологию, накрепко засевшую в умах ее последователей, корни которой уходят далеко вглубь истории?