С тех пор, как пять лет назад Ольгу Ли избрали депутатом в Курскую областную думу, она стала для местных властей большой проблемой.

Она, помимо прочего, во многом способствовала тому, что против нескольких местных чиновников были возбуждены дела по обвинению в коррупции. Она открыто высказывается о снижении экономических возможностей в Курской области, имеющей большое промышленное значение. Газета «Народный журналист», главным редактором которой Ольга является, твердо следует своей линии и остается рупором непримиримой критики, а она сама, похоже, для поддержки своей политической предвыборной программы способна вывести на улицы города сотни сторонников.

Ольга Ли даже сняла ролик с обращением к президенту Владимиру Путину, который выложила в YouTube и который получил множество просмотров. В нем она заявляет, что государственными институтами руководят, словно «преступными сообществами», обвиняет Кремль в «безразличии к судьбам миллионов» нищающих граждан и подвергает сомнению правомерность аннексии Крыма.

Она настойчиво заявляет, что как раз для этого ее и выбрали избиратели. И она надеется, что на предстоящих сентябрьских выборах они выберут ее в Госдуму в Москве (государственный законодательный орган) в качестве независимого депутата. Эта возможность появилась у нее благодаря реформам, проведенным после парламентских выборов 2011 года.

«Мои возможности как местного депутата довольно ограничены, — сказала она в телефонном интервью изданию The Christian Science Monitor. — А как у депутата Госдумы у меня будет намного больше возможностей влиять на ситуацию».

Но те местные и кремлевские политические деятели, которые занимаются отбором и выдвижением кандидатов, похоже, пытаются помешать этому, вводя для депутатов новые «этические нормы». По всей стране местные законодательные органы ужесточают «этические нормы», призванные заставить замолчать депутатов и кандидатов в депутаты и сделать всякое «жесткое критическое высказывание» в адрес властей уголовно наказуемым преступлением. И случай с Ольгой Ли — это только верхушка айсберга.

«Меня обвиняют в „подрыве устоев государства“ лишь за то, что я прямо говорю и поднимаю некоторые острые вопросы, — говорит Ли. — Налицо явная попытка оказать на меня давление, чтобы я перестала критиковать власть. Но я молчать не буду. Я убеждена, что должен быть формат и основные принципы политического диалога, в рамках которых такая критика приемлема. Иначе, зачем вообще что-то говорить?»

Непредсказуемые выборы

На протяжении большей части путинской эры состав Госдумы определяли исключительно крупные политические партии страны, руководители которых составляли и тщательно контролировали список кандидатов. Депутаты назначались в Думу в соответствии с количеством голосов, полученных каждой партией на всероссийских выборах. Но пять лет назад после массовых выступлений против фальсификации результатов голосования тогдашний президент Дмитрий Медведев предложил пакет реформ, направленных на то, чтобы успокоить мятежный средний класс. Одна из этих реформ предполагала, что половина состава Госдумы должна была в дальнейшем формироваться из кандидатов, победивших на местных выборах простым большинством голосов.

В то время это казалось неплохой идеей. Состояние российской экономики было весьма благоприятным. И большая часть российского общества к протестному движению не присоединилась. Региональные элиты всецело подчинялись Кремлю, и опасность того, что где-то в отдаленных избирательных округах будет избрано несколько непоколебимых критиков, казалась мелочью.

«Сейчас в стране экономический кризис, общий пирог уменьшается, и Кремль уже не так уверен, как раньше, что местными элитами можно управлять, — говорит профессор Московской высшей школы экономики Николай Петров. — Прежняя система прекрасно справлялась с тем, чтобы не допустить в Думу определенных людей. Новая система еще находится в процессе формирования, а до выборов остается всего несколько месяцев. Неясно, каких людей могут избрать на местах. Так что предпринимаются попытки заткнуть дыры».

Голосование по партийным спискам правящей партии «Единая Россия» состоится в мае. По словам Николая Петрова, партийные лидеры пытаются заставить каждого кандидата поклясться в том, что поддержат любого, кто победит в каждом избирательном округе. «Дела идут неважно, — говорит он. — Все указывает на то, что многие из тех, кто на выборах проиграет, пойдут дальше независимыми кандидатами или будут поддерживать другие партии. Во всем этом есть некая неопределенность».

Этим и объясняется особое внимание к введению более жестких «этических норм» с тем, чтобы хотя бы ограничить возможные высказывания депутатов и кандидатов в депутаты — особенно в адрес Путина и центральных властей.

Сторонники ужесточения мер заявляют, что все это делается для того, чтобы выборы прошли цивилизованно, и чтобы исключить тот «черный пиар», который часто проявляется во время выборов в России. Некоторые даже указывают на выходки, предпринимаемые в ходе президентских выборов в США ради привлечения избирателей и широко освещаемые на российском телевидении, как на основание для введения некоторых жестких правил, касающихся языка и принципов ведения дискуссий.

Но по мнению критиков на самом деле речь идет о создании жестких критериев отсеивания на местном уровне, чтобы критически настроенные кандидаты подобные Ольге Ли не пытались попасть в Госдуму.

«Никуда исчезать мы не собираемся»

Курские депутаты-законодатели осудили Ольгу Ли за то, что в некоторых своих недавних выступлениях она перешла границы дозволенного и позволила себе недопустимые высказывания. А на прошлой неделе влиятельный кремлевский Следственный комитет возбудил в отношении Ольги Ли уголовное дело, ссылаясь на давний случай, когда Ли, якобы, «распространила заведомо ложные сведения, порочащие честь, достоинство и подрывающие профессиональную репутацию» местного судьи. По мнению экспертов, это означает, что она попала в поле зрения Москвы и теперь за ней наблюдают как за источником проблем, и, по всей вероятности, ей предъявят обвинение в преступлении и не дадут осуществить свой план участия в выборах в сентябре.

Игорь Зоря, руководитель «комитета по этике» курской областной думы, который осудил Ольгу Ли, отказался побеседовать с журналистом The Christian Science Monitor, сославшись на занятость в связи с проведением кампании по собственному переизбранию. Но другой местный депутат, который предложил ввести аналогичные новые правила в Костроме, прислал нам письменное заявление.

«Депутат является публичной фигурой, представляющей интересы избирателей, и поэтому он должен иметь безупречную репутацию. В соответствии с действующим законодательством, он должен отвечать за свои слова. Потому он не имеет права распространять информацию, которая может подорвать профессиональную репутацию органов народной власти. Он не может использовать грубые или оскорбительные выражения, порочащие четь и достоинство других людей, или позволять себе выступать с безосновательными обвинениями в адрес кого-то, или использовать заведомо ложную информацию, или призывать к противоправным действиям», написано в заявлении.

Применительно к случаю с Ольгой Ли становится очевидным, что она виновна в том, что, осуждая коррупцию, использовала яркие выражения, упоминала фамилии и подвергла сомнению здравый смысл местных властей.

За последние несколько месяцев за нарушение этих правил были осуждены или лишены депутатского статуса несколько депутатов-членов старейшей либеральной партии России «Яблоко». Заместитель председателя партии Александр Гнездилов, тем не менее, настойчиво утверждает, что «Яблоко» попытается принять участие и в местных, и в общероссийских выборах в сентябре и использовать для этого любую возможность.

«Конечно же, особых поводов для оптимизма нет, но это не значит, что надо сдаваться, — говорит он. — Для нас политическая деятельность имеет смысл до тех пор, пока мы хотим и дальше жить в этой стране. Поэтому, если мы не отступаем, мы тем самым говорим, что никуда не исчезать мы не собираемся».