В своей последней статье эксперт по международной геополитике Пепе Эскобар (Pepe Escobar) анализирует текущую политическую ситуацию в Бразилии в свете воздействий, оказываемых на страну извне. По его мнению, как Бразилия, так и Россия являются мишенями того, что автор называет «гибридной войной», смеси «цветной революции» и «нетрадиционной войны».

Аналитик считает, что вопрос идеологической матрицы и методов функционирования «цветных революций» — подобных событиям, имевшим место на Украине — сегодня является достоянием общественности. Чего нельзя сказать о понятии нетрадиционной войны.

Объяснение этому концепту дается в предназначенном для спецслужб руководстве по ведению нетрадиционной войны (2010): «В ходе нетрадиционной войны для достижения стратегических целей США усилия должны быть направлены на исследование уязвимости враждебных политических, военных, экономических и психологических сил, а также на развитие и поддержку методов сопротивления… В ближайшем будущем основные американские силы будут задействованы в носящих нерегулярный характер операциях по ведению нетрадиционной войны».


Эскобар утверждает, что в качестве «враждебных» рассматриваются не только военные силы; любое государство, которое осмелится бросить более или менее значительный вызов сидящему в Вашингтоне стражу мирового порядка — от Судана до Аргентины — рискует получить ярлык «враждебного».

«Опасные связи между цветными революциями и нетрадиционной войной сегодня достигли своего полного расцвета в форме так называемой гибридной войны. Цветная революция — ни что иное, как первый этап будущей гибридной войны. И интерпретировать ее можно в первую очередь как теорию вооруженного хаоса — самую излюбленную концепцию американских военных ("политика есть продолжение войны лингвистическими методами")», — говорит аналитик.

Эскобар уточняет, что одна из главных целей гибридной войны заключается в том, чтобы «не давать хода многополярным транснациональным проектам посредством разжигания внутренних конфликтов самосознания (этнических, религиозных, политических и т.д.) в ставшем мишенью транзитном государстве».

По мнению эксперта, группа БРИКС является одной из основных мишеней гибридной войны. Среди ряда уже упомянутых причин мы находим стремление торговать в собственных валютах, в обход американского доллара; создание Банка развития БРИКС; объявленное движение к Евразийской интеграции и т.д.

Таким образом, по словам Пепе Эскобара, необходимо было разработать стратегию для каждого из основных членов БРИКС — блока, представляющего собой единственный реальный противовес американской гегемонии.

«Против России было брошено все — от санкций до полной демонизации, от атак на её валюту до войны нефтяных цен, включая даже (жалкие) попытки начать «цветную революцию» на улицах Москвы. Для более слабого звена БРИКС будет разработана более тонкая стратегия. Что и приводит нас к изощренности гибридной войны применительно к нынешней политической и экономической дестабилизации в Бразилии», — говорит аналитик.

«Не удивительно, что эпицентром гибридной войны против Бразилии стал Сан-Паулу. Самый богатый из бразильских штатов, также являющийся сосредоточением экономического и финансового капитала Латинской Америки, он представляет собой основной узел взаимосвязанной структуры национальной и международной власти».

По словам эксперта, «глобальная финансовая система с центром на Уолл-Стрит — во власти которой находится почти весь Запад — просто не могла допустить полноценного выражения национального суверенитета у столь крупного регионального игрока, каким выступает Бразилия».

«Тогда, в июне 2013 года, через Сноудена просочилась информация о печально известных практиках шпионажа АНБ. В Бразилии вся она касалась Petrobras. И вдруг из ниоткуда появляется провинциальный судья Сержиу Моро (Sergio Moro) и на основе одного единственного источника — показаний куратора валютных операций на черном рынке — получает доступ к целому ряду документов, обличающих Petrobras», — продолжает Эскобар.

Аналитик считает это первым шагом в гибридной войне против Бразилии, раскрывающим методы функционирования «цветных революций»: »».