Около десяти тысяч убитых и раненых, и это только приблизительные потери «Хезболлы» в Сирии. Более четырех лет изнурительных боев на стороне режима Башара Асада ни к чему не привели. Судьба лидера сирийского режима стала темой для обсуждения за столом переговоров, что, разумеется, не устраивает Иран и его военизированные отряды, в том числе «Хезболлу».

Кроме того, в конце прошлой недели исламская оппозиция нанесла сокрушительный удар по сирийскому режиму и Ирану в пригороде Алеппо на юге Сирии, показав тем самым неспособность режима и иранских отрядов сохранить территории, которые были под их контролем последние два месяца. Десятки погибших, в том числе иранские советники, иракские солдаты и военные из отрядов «Хезболлы». То, что случилось в пригороде Алеппо, говорит о многом. Во-первых, в одиночку, без прикрытия России с воздуха, сирийский режим и Иран не способны не только обеспечить себе продвижение на поле боя, но и удержать завоеванное ранее. Россия никак не прокомментировала сирийско-иранскую неудачу, что говорит о том, что она не придает особой важности этому событию. Своим молчанием она еще раз дает понять, что сирийскому режиму и Ирану не следует принимать какие-либо решения по поводу будущего Сирии, не посоветовавшись с ней и США.

Не последовало ни единого комментария со стороны Москвы и Вашингтона и по поводу разгромного нападения группировки «Джебхат ан-Нусра» на отряды режима и Ирана в пригородах Алеппо. Это говорит о том, что ни режим, ни его союзники не смогут переломить ход событий, установленный Россией и США в регионе. Другого варианта, кроме урегулирования политическим путем, нет, как нет и шансов ни у одной из сторон конфликта одержать победу на поле боя.

Известно, что с тех пор, как Россия объявила об окончании своей воздушной операции в Сирии, она открыто считает нерациональным проведение парламентских выборов в Сирии, к которым готовился сирийский режим. Россия пояснила свою позицию тем, что, по ее мнению, выборы должны стать итогом политического урегулирования. Эта информация содержалась в послании, которое передал заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов иранскому руководству.

Он также заявил, что затягивание президентских выборов в Ливане неприемлемо, так как их проведение важно в контексте укрепления процесса политического урегулирования в Сирии. Из источников, непосредственно наблюдавших за происходящим, стало известно, что во время визита в Иран Богданов выглядел раздраженным. Он разъяснял иранским коллегам, что Россия не хочет продолжения военного противостояния в Сирии и будет настаивать на единственно возможном выходе из кризиса путем политического урегулирования.

После того, как, ведомая Ираном, «Хезболла» пришла к полному истощению — и моральному, и материальному, и человеческому, — ей остается лишь смириться с тем, что ей нет места в процессе сирийского урегулирования. И даже если Асад в качестве исключения останется у власти, он будет вынужден следовать указаниям России и США.

Все группировки и отдельные личности, которые были доставлены в Сирию для участия в сопротивлении, ведут борьбу от имени шиитов. Их ничто не связывает, кроме религиозной принадлежности. Поэтому шиитские иракские отряды не пришли в Сирию для освобождения Голанских высот от израильской оккупации, а афганские и пакистанские шииты не пришли для того, чтобы защитить единство мусульман или, например, освободить Иерусалим.


Без особых затрат Иранская революционная гвардия способна мобилизовать сопротивление, затронув «шиитский нерв».

Крупные державы, в первую очередь США, хотят рассортировать арабское общество по идеологической принадлежности. Как сказал Хасан Насралла (Hassan Nasrallah), религиозный политический проект, основанный на сочетании религиозной принадлежности и политики — это лучший инструмент для того, чтобы разделить неоднородное общество. В связи с этим появилось движение сопротивления и борьбы с «Большим Сатаной».    

Сопротивление, которое на начальном этапе имело определенные цели, в конечном итоге превратилось в движение, в основе которого нет ничего, кроме религиозного фанатизма.

Шиитские группы и движения отстаивают интересы Ирана в арабском регионе. Нет ничего более эффективного в войне, чем идеологическое стимулирование.

Однако, как выяснилось, эти шиитские отряды во главе с Ираном не смогли в одиночку отстоять свои интересы. Хасан Насралла обвинил США в том, что они не спешат ликвидировать ИГИЛ, однако он, видимо, забыл, что организации, подобные «Аль-Каиде», выгодны и Ирану — для того, чтобы оправдывать в Ираке и Сирии свои действия, которые на самом деле в основе своей имеют лишь религиозную подоплеку.