Всего два слова. Однако именно эти два слова стали настоящей ловушкой для Ангелы Меркель. Ровно неделю назад официальный представитель федерального правительства Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) сообщил о телефонном разговоре канцлера с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу (Ahmet Davutoglu). Они обсудили вызвавшее громкий скандал стихотворение сатирика Яна Бёмерманна (Jan Böhmermann) с телеканала ZDF о турецком президенте Реджепе Тайипе Эрдогане. По словам Зайберта, Меркель подчеркнула, что в Германии господствует свобода слова. «Что же касается конкретно этого текста, то она согласилась с турецким премьер-министром, что он был умышленно уничижительным». Умышленно уничижительным. Смысловое ударение падало на второе слово. Сигнал о том, что Меркель дистанцировалась от этого стихотворения.

Зайберт заботится о смещении акцентов


На очередной еженедельной пресс-конференции в этот понедельник Зайберту пришлось вновь на протяжении получаса выслушивать вопросы по так называемому делу Бёмерманна. Он специально подчеркнул, что свобода слова действительна и для сатиры, однако указал на то, что Бёмерманн сам отметил, что его стихотворение является умышленным «нарушением границ»: «Именно это — и ничего более — хотела подчеркнуть госпожа канцлер своей формулировкой: текст является умышленно уничижительным». На этот раз смысловое ударение он поставил на первое слово, что выглядело как защита умышленной провокации.


Можно ли назвать это буквоедством? Вряд ли. Для Зайберта расстановка акцентов настолько важна, что он специально пояснил: «Сегодня я сказал по этому поводу кое-что другое… вернее дополнительное, чтобы ни у кого не возникло ошибочного впечатления». А именно впечатления, что Меркель позволяет Эрдогану давить на нее.

Но ошибка уже допущена. Очевидно, Меркель надеялась утихомирить руководство в Анкаре и убедить его воздержаться от юридических шагов. Как-никак, про Эрдогана в том стихотворении написали ни больше, ни меньше, что он вступал в половой контакт с козами. Однако расчет не сработал: Эрдоган настаивает на уголовном преследовании комика.

Дилемма для канцлера

Таким образом, Меркель столкнулась с дилеммой. Параграф 103 Уголовного кодекса предусматривает за оскорбление иностранного главы государства наказание в виде лишения свободы до трех лет. Однако в параграфе 104а перечислен целый ряд дополнительных условий для такого наказания. Так, наказания должно требовать руководство соответствующего государства. Это условие выполнено: турецкий посол в Германии выразил министерству иностранных дел Германии устный протест и потребовал уголовного преследования Бёмерманна. Кроме того, для заведения уголовного дела необходима соответствующая санкция со стороны федерального правительства.

Таким образом, Берлину предстоит решить, может ли прокуратура начать действовать. Теперь представители МИД, ведомства федерального канцлера и министерства юстиции ищут выход из сложившейся ситуации. «Это займет некоторое время, — извиняясь, сказал Зайберт. — В последние годы мы ни разу не занимались правовыми вопросами, с которыми столкнулись сейчас».

Деликатные политические моменты

Однако еще более деликатными, чем юридические вопросы, являются политические моменты. Если Меркель отвергнет претензии Эрдогана, она рискует оскорбить своего важнейшего партнера в вопросах урегулирования миграционного кризиса. Турецкого президента вполне можно назвать непредсказуемым, и теоретически это может привести к срыву договоренностей между ЕС и Турцией относительно ограничения потока беженцев с Ближнего Востока в Европу. Во всяком случае, Эрдоган вполне может начать требовать еще более высокую цену за свою помощь. Кроме того, если автократичному президенту не удастся добиться наказания для иностранного сатирика, посмевшего его оскорбить, его внутриполитические позиции могут дополнительно усилиться.

Однако если канцлер пойдет на поводу у турок, на нее неизбежно усилится давление со стороны немецкой общественности. И тогда глава медиаконцерна Axel Springer Матиас Дёпфнер (Mathias Döpfner) окажется далеко не единственным человеком, выразившим солидарность с Бёмерманном. В своем открытом письме Дёпфнер  назвал сатирическое стихотворение об Эрдогане шедевром, присоединился ко всем  формулировкам автора и обрушился с критикой на федеральное правительство: «Все это можно назвать просто „прогибом“».