Хорошо, мы понимаем, что в дипломатии, как правило, не бывает опрометчивого представления фактов.

Иногда дипломаты даже вынуждены скрывать происходящее и трактовать события как отвечающие их целям.

Но внешняя политика не должна становиться «искусством лжи».

Как тот, кто старается внимательно следить за отношениями Турции и России, я, честно говоря, полагаю, что иногда невозможно не возмутиться, а порой — удержаться от смеха.

Например, в те дни, когда я при виде происходящих событий вне себя от страха молюсь «лишь бы не вспыхнула война», кто-то говорит: «Турецко-российский кризис близится к завершению».

С того самого момента, как 24 ноября был сбит российский самолет, я пишу, что в целом политическая и военная напряженность не уменьшается, и опасность сохраняется. Некоторые возражают и отправляют мне восторженно-агитационные сообщения вроде: «Ты занимаешься поджигательством войны, страны дружат и останутся друзьями».

Одни из них носят розовые очки, другие страшно боятся выступить с открытым требованием урегулирования отношений между странами, боясь навлечь на себя немилость властей. Они пытаются управлять ситуацией с помощью такой хитрости — давать добрые посылы вместо того, чтобы делать рискованные шаги.

***

Об отношениях Анкары и Москвы я пишу с 1980-х годов.

Как же много написано статей, в которых я настаивал на позитивном развитии двусторонних отношений и предлагал свои рекомендации на этот счет.

Но после 24 ноября я, к сожалению, не могу писать оптимистично.

Я неоднократно говорил о том, что нужно сделать на уровне руководства, бизнеса и НКО обеих стран для урегулирования кризиса.

Но почти за пять месяцев не удалось добиться ни малейшего прогресса.

Турция не признает свою ошибку, не приносит извинений, не демонстрирует какого-либо ощутимого доброго намерения положить конец кризису.

Россия же не может отступить от своей жесткой и эмоциональной позиции, которую она заняла с самого начала. И хотя политика, нацеленная на то, чтобы препятствовать развитию отношений государств (не только в политико-военной области, но и во многих других сферах — от экономики до культуры и межличностных отношений) и таким образом «образумить Анкару», не дает искомого результата, Россия не может свернуть с этого пути.

Москва, застрявшая в этом состоянии «неспособности повернуть обратно», в последнее время сделала множество шагов, «чтобы по мере возможности дать понять», что она ждет от турецкого руководства. Заявления сделали ряд высокопоставленных официальных лиц, на повестке дня снова возникли надежды и критика.

Но нет, не получается. К сожалению, не работает. А в таком случае нервы снова становятся натянутыми.

***

Вот краткое резюме с конца марта.

Председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко: «Мы готовы разморозить отношения. Но шаги на пути к этому должна сделать Анкара».

Официальный представитель министерства иностранных дел России Мария Захарова: «Кризис с Турцией носит временный характер».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Первый шаг должна сделать Анкара. А до этого о каком-либо смягчении, начале диалога с нашей стороны не может быть и речи».

Ну как?

Более того, все эти заявления важных людей были сделаны в течение двух дней.

У русских есть просочившаяся из прошлого присказка — «бестолковый как турок» (сродни таким нашим «комплиментам», как, например, «русский гяур».)

Представители российского руководства, по всей видимости, допускают вероятность, что и сегодня у турок есть «проблема понимания».

В таком случае хочу сказать им следующее: не беспокойтесь, Анкара все понимает. Проблема в другом…

***

Анкара понимает, но упорно гнет свою линию.

Она по-прежнему не меняет свою сирийскую политику, которая за пять лет привела к последствиям, которые можно назвать катастрофическими.

Даже после того, как между ведущими международными игроками начал возникать фундамент для согласия, и после того, Россия начала уходить из Сирии, Анкара пытается готовить «хитрые инициативы».

Обратите внимание на то, что президент Эрдоган предложил президенту Обаме в ходе своего визита в США: «Откажитесь от курдов, мы войдем в Сирию и будем воевать вместе с нашими союзниками, арабами и туркменами, а вы окажете поддержку с воздуха».


Никому из них не приходит в голову вопрос (или приходит, но ему не придают значения): когда турецкая армия войдет в Сирию, что будут делать российские вооруженные силы, находящиеся там? Бросать цветы и радостно встречать своих турецких коллег? Не говоря уже о том, что США не откажутся от Партии «Демократический союз» (PYD).

И таких примеров очень много.

Один из них — Нагорный Карабах и попытка Турции показать, что «она обладает потенциалом, способным причинить беспокойство России».

Именно поэтому я и сказал: Турция гнет свою линию.

***

Но в зависимости от ситуации риторика меняется.

О наших отношениях с Россией президент Эрдоган и премьер-министр Давутоглу говорят то жестко, то мягко.

Тем временем перед нами на каждом шагу возникает большое количество «оптимистов» — от политиков до бизнесменов.

С конца ноября кто-то беспрестанно распространяет такие радостные «новости» и комментарии, как «кризис решается», «позиция России смягчается», «напряженность остается позади», «в ближайшем месяце проблема иссякнет», «Лавров скоро посетит Турцию».

Но наш самый главный и занятный «оптимист» — министр иностранных дел Чавушоглу (Çavuşoğlu). Он безостановочно приносит «хорошие новости».

Недавно он сообщил, что «Россия действует не так эмоционально, как на ранней стадии», и «это хороший знак». Далее он продолжил: «В ближайшее время, если Россия предпримет шаги, мы нормализуем наши отношения».

Русские же сидят и ломают голову над тем, что сказать в ответ на этот «оптимизм» и «искаженную интерпретацию».

Накануне министерство иностранных дел России сделало «серьезное» заявление в духе «а мы и не знали о шагах в направлении нормализации отношений Турции с Россией».

***

Например, у нас ни один журналист, которому разрешено приблизиться к министру, премьер-министру, президенту, не задаст вопрос: «Что вы делаете для того, чтобы преодолеть самолетный кризис с Россией? Есть ли какой-нибудь конкретно достигнутый прогресс?»

Недавно был арестован Альпарслан Челик (Alparslan Çelik), взявший на себя ответственность за убийство российского пилота 24 ноября.

Эта новость вызвала интерес и волнение не столько в Турции, сколько в России.

Интересно, Анкара даст какой-нибудь сигнал Москве и накажет Челика по всей строгости закона за убийство российского пилота в тот момент, когда он прыгнул из сбитого самолета и спускался с парашютом на землю?

Или же она поступит иначе и скажет: «Какая связь? Он ведь был арестован за незаконное хранение оружия»? А может быть, даже освободит его?

Как бы то ни было, позже снова кто-нибудь скажет, что отношения с Россией развиваются очень хорошо.

Кроме того, «оптимистичные новости» заряжают позитивной жизненной энергией, не так ли?

Единственная проблема здесь — Россия не знает, что наши отношения с ней налаживаются.

Но со временем в любом случае узнает…