Бразилия переживает самый тяжелый кризис со времен восстановления демократии в стране. Приход к власти Мишела Темера, как президентство Маурисио Макри в Аргентине, сродни коперниканскому перевороту. Однако в случае Бразилии есть два довольно необычных факта: смене власти не предшествовали выборы, а главным зачинщиком этой смены стал вице-президент смещенного правительства.

 

Правомерность отстранения Дилмы Руссефф не должна подвергаться сомнениям. Импичмент состоялся в соответствии с Конституцией страны и был одобрен Федеральным верховным судом Бразилии. А вот новой власти еще приходится отстаивать cвою легитимность, и на этом пути у нее уже появились неожиданные препятствия. Основные голоса против звучат вовсе не на улицах страны, а из-за рубежа. Первый вызов, с которым столкнулся Темер, это необходимость завоевать признание в южноамериканском регионе.

Правительства Венесуэлы, Кубы, Эквадора, Боливии и Никарагуа заявили, что в Бразилии произошел государственный переворот. Президент Венесуэлы Николас Мадуро назвал отстранение Руссефф вероломным предательством президента, демократии и бразильского народа. Также он сообщил, что вызвал в Каракас посла Венесуэлы в Бразилии, Альберто Кастельяра (Alberto Castellar). Позже выяснилось, что Кастельяр уже находился в Венесуэле, когда Мадуро сделал это заявление.
 
Чили и Уругвай не говорили о перевороте, но и Темера не поддержали. Мишель Бачелет (Michelle Bachelet) и Табаре Васкес (Tabaré Vázquez) — друзья Дилмы Руссефф. И, кроме того, они связаны определенными обязательствами внутриполитического толка: в коалицию М. Бачелет вошла Коммунистическая партия Чили, проповедующая чавизм, а Т. Васкес пытается следовать примеру своего предшественника, бывшего президента Уругвая, известного Хосе Мухики (José Mujica).

23 апреля состоялась генеральная репетиция этой акции протеста — в Кито собрались министры иностранных дел стран-участниц Союза южноамериканских наций Unasur. Бразилию представлял министр иностранных дел Мауру Виейра (Mauro Vieira). Но был также и Марко Аурелио Гарсия (Marco Aurelio García), советник Дилмы Руссефф по международным делам. Гарсия пытался добиться меры против импичмента, на которые Виейра не был расположен соглашаться. Это внутреннее разногласие бразильского правительства было погашено благодаря усилиям двум союзников Виейры — это аргентинская министр Сусана Малькорра (Susana Malcorra) и колумбийская — Мария Анхела Олгин (María Ángela Holguín). Они напомнили о факте, перед которым все в Бразилии отступают: разногласия вредят имиджу страны. Любопытно, что новый министр иностранных дел Жозе Серра ратифицировал команду своего предшественника.

Несмотря на беспросветную ситуацию, Гарсия, а также советник предыдущего президента Лула да Сильвы (Lula da Silva), Сельсу Аморим (Celso Amorim), продолжают применять всю свою дипломатию для того, чтобы отстоять правительство Руссефф, добиваясь аннулирования импичмента. К ним присоединился и генеральный секретарь Unasur, Эрнесту Сампер. Бывший глава МИД Уругвая при Мухике и генеральный секретарь Организации американских государств (ОАГ), Луис Альмагро (Luis Almagro), заявил, что обратится за соответствующим техническим постановлением в Межамериканскую комиссию по правам человека.

Бразилия ответила в резком тоне нового главы МИД, Жозе Серры (José Serra), видного представителя левоцентристской Бразильской социал-демократической

партии, который еще в 2014 году заявил перед форумом в Сан Паулу, куда входят страны, симпатизирующие чавизму: «Этот путь нее для Бразилии, ведь мы — не жалкая страна».

По сравнению с этим высказыванием, реакция внешнеполитического ведомства на протесты против Темера в прошлую субботу носила протокольный характер: Серра пояснил, что в Бразилии царит демократия, уважающая закон. В своем специальном коммюнике он высказался против требований Сампера аннулировать импичмент, но ничего не ответил Луису Альмагро.

У нового бразильского правительства есть три основных союзника в регионе — Парагвай, Колумбия и, в первую очередь, Аргентина. Для парагвайского правительства заявления о государственном перевороте, призванные защитить Дилму Руссефф, сродни ситуации, когда после импичмента был смещен президент Парагвая Фернандо Луго (Fernando Lugo), после чего Южноамериканский общий рынок (Mercosur) приостановил членство Парагвая, а Венесуэла прекратила отношения с этой страной. В отношении Бразилии, правда, никто не решается предложить такие меры.

Президента Колумбии Хуана Мануэля Сантоса (Juan Manuel Santos) связывают особенно непростые взаимоотношения с правительствами Уго Чавеса и Мадуро и дружба с лидером Бразильской социал-демократической партии, Фернандо Кардозо (Fernando Cardoso).

Случай же аргентинского президента Макри и вовсе однозначен. Он не только подчеркнуто высказывает свою поддержку лидерам Бразильской социал-демократической партии, Фернандо Кардозо и Аэсио Невесу (Aecio Neves), но и не может забыть того, как в 2015 году Лула да Сильва поддержал на выборах бывшего вице-президента при Киршнере, Даниэля Сциоли (Daniel Scioli). Бразильское правительство никогда не позволяло себе такого прямого вмешательства в аргентинскую политику.

Макри так высказался в поддержку Темера: «У Бразилии достаточно крепкие институты, чтобы она могла их силами преодолеть кризис». Когда Барак Обама приехал с визитом в Буэнос-Айрес, Макри, предварительно пообщавшись с Кардозой, не упустил случая подробно посвятить американского президента в детали бразильских перипетий. Не удивительно теперь, что на следующей неделе Буэнос-Айрес посетит Серра.

Обама подхватил риторику Макри — у него есть свои причины симпатизировать Темеру. Его отношения с Лулой не сложились, когда бразильское правительство высказалось в поддержку права иранского правительства Махмуда Ахмадинежада развивать свою ядерную программу. Кроме того, между ним и Руссефф лежит скандал со шпионажем Агентства национальной безопасности США.

Помимо чисто поддержки нынешней Бразилии, США, Аргентина и Колумбия не заинтересованы в увеличении регионального раскола — ведь гораздо более серьезная угроза исходит от Венесуэлы. Мадуро уже высказался против Темера. Он всячески пресекает любые переговоры без его личного участия, вынуждая своего министра обороны, Владимира Падрино Лопеса (Vladimir Padrino López), клясться ему в верности до хрипоты.

Переговоры же начались. Участвуют Колумбия, Аргентина и Ватикан. Вашингтон высказывает свою поддержку дистанционно. Единственная задача Обамы — войти в историю как президент, посодействовавший преодолению конфликтов в регионе. Уже произошло примирение с Кубой. А в ближайшие недели ожидается подписание мирного договора в Колумбии. Ему было бы очень досадно, если Бразилия или Венесуэла испортят его планы на красивый уход.