Очевидно, это приоритетный вопрос повестки дня НАТО — Россия. На последнем саммите, состоявшемся в Варшаве и собравшем глав государств и правительств 28 стран-членов НАТО и стран-партнеров, НАТО снова обратила внимание на Россию. Организация зафиксировала, что «агрессивные действия России последнего времени, в частности провокационная военная деятельность на периферии территории НАТО, и проявленная Россией готовность добиваться политических целей с помощью угрозы и применения силы» являются источником региональной нестабильности.

А по мнению Москвы, НАТО окружает Россию и начинает с Прибалтики. Окружение начинается с Прибалтики и продолжается по оси Восточная Европа — Балканы — Черное море — Кавказ — Средняя Азия — Афганистан.

Здесь Россию чрезвычайно беспокоит то, что ее бывшие союзники располагаются на противоположном фланге в качестве «новых врагов». Иными словами, речь идет о динамичной угрозе со стороны тех, кто очень хорошо знает Россию. Их страхи, которые еще вчера Россия подавляла, сегодня превращаются в большую ярость.

Откровенно говоря, Россию можно понять. Поставьте себя на место русских. Столица, давшая имя военному блоку, созданному вами против вашего соперника времен холодной войны (Варшавский договор), — место проведения саммита, на котором строят новые планы против вас. Более того, это оперативный центр НАТО в Восточной Европе, где активно разрабатывается историческая «российская угроза» или «россиефобия». Президент России Владимир Путин в своих оценках в первую очередь обращает внимание на Варшаву.

Например, недавно Путин, находившийся с однодневным рабочим визитом в Финляндии, на совместной пресс-конференции с президентом Финляндии Саули Нийнистё (Sauli Niinöstö) задал такой вопрос: «Давайте посмотрим на растущую активность НАТО в Польше. Контингент НАТО в прибалтийских странах увеличивается. Несмотря на это, передвижение наших войск в нашем ближнем зарубежье объявляется угрозой, а военные учения НАТО вокруг Балтийского моря такими почему-то не считаются. Как мы должны реагировать, если НАТО наращивает свое присутствие здесь?»

Президент РФ Владимир Путин и президент Финляндской Республики Саули Ниинистё во время совместной пресс-конференции по итогам встречи в Наантали


То есть Путин говорит: «Виноваты не мы. Вооружается НАТО», — и практически уводит разговор в сторону самообороны. С другой стороны, Путин забывает, что причиной, по которой это окружение набирает обороты, является он сам, и главным переломным моментом стали империалистические действия России в Крыму и на Восточной Украине.

Роль, которую Россия сыграла в украинско-крымском кризисе, развеяла неопределенность, царившую внутри Европы, и ускорила согласование приоритетов. В том числе и в странах, не входящих в НАТО. В частности, президент Финляндии Нийнистё озвучивает этот момент так: «Существует страх перед Россией», — и акцентирует внимание на основании вступления Финляндии в НАТО.

Ответ Путина на этот акцент Нийнистё весьма показателен. Путин, отметив, что в случае присоединения Финляндии к НАТО российские войска не будут находиться на расстоянии 1,5 тысячи километров от финской границы, как сейчас, продолжает: «Но это ваш выбор. Не наш». Эта «холодная угроза» Путина, вне всякого сомнения, еще больше усугубляет тупик, в котором находится Европа. А этот тупик способен столкнуть лбами правительства и народы.

С другой стороны, до каких пор будут продолжаться эти «взаимные страхи» России и НАТО, пока неизвестно. Но очевидно, что страх, испытываемый перед Россией, позволяет расширять и углублять сферу влияния НАТО в регионе. И Америка, судя по всему, будет использовать это до конца. Следовательно, мы сталкиваемся с процессом формирования «новых» блоков, который конструируется на почве «страха» неким «третьим фактором». И цель — не только Россия!

В Германии замешательство: НАТО или Россия?

Обращает на себя внимание ответ, который немцы, и прежде всего выходцы из Восточной Германии, дают на вопрос: угроза — НАТО или Россия? Восточные немцы, которые в период холодной войны в некотором смысле косвенно были оккупированы Россией и, разрушив Берлинскую стену, объединились с Западной Германией, сейчас говорят: «Россия». Интересно, не правда ли?


Опрос, проведенный Фондом Кербера на эту тему, показывает, что миллионы людей, живших в Восточной Германии, сохраняют культурную близость и любовь к России, и таковых — 81%.

Если принять во внимание этот опрос, оценки, которые в интервью газете Bild дал министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), выбранный «самым популярным политиком» по итогам одного исследования в Германии, а также реакцию министра финансов Вольфганга Шойбле (Wolfgang Schäuble) на них, глубина кризиса в Германии станет еще более очевидной.

Штайнмайер, подвергший критике недавние широкомасштабные учения НАТО в Польше и других странах Восточной Европы, отметил: «Чего нам не следует делать сейчас, так это раздувать ситуацию дальше, бряцая оружием и нагнетая милитаристские настроения. Если кто-то полагает, что символический парад танков на восточных границах НАТО повысит нашу безопасность, то он ошибается».

Тем не менее, еще около полутора лет назад, согласно исследованию, проведенному официальным немецким телеканалом ARD под названием «Deutschlandtrend» в марте 2015 года, только каждый седьмой немец полагал, что России можно доверять. В процентном выражении число респондентов с обратной точкой зрения составляло 81%.

При этом результаты опроса Фонда Кербера (хотя они берут за основу Восточную Германию) тоже говорят о 81%, но ситуация – прямо противоположная! Что произошло за полтора года? Вам это не кажется странным?


Именно здесь и таится главный источник беспокойства США. То, что немцы считают НАТО большей угрозой, нежели Россию, и во внутренней политике Германии набирает обороты критика в адрес США и НАТО, крайне беспокоит Вашингтон.

Хорошо, но неужели США будут сидеть, сложа руки? Конечно, нет! Процесс, который начнется в дальнейшем, указывает на опасность большой нестабильности для Германии. Прежде всего Германия, похоже, будет подлежать новому политическому дизайну. Более того, на повестке дня может снова возникнуть раздел Германии. Таким образом будет, с одной стороны, очищен гангренозный регион, с другой — похоронена едва родившаяся германская угроза. В любом случае мы проходим через период реконструкции, при котором часто начинают говорить о возврате к холодной войне, а государства, которые могут представлять угрозу, имеют дело с процессом распада…