Около трех четвертей жителей территорий Донетчины с обеих сторон линии разграничения больше всего боятся возобновления боевых действий в местах, где они проживают. Вместе с тем 28% жителей так называемой «ДНР» заявляют, что боятся возвращения территорий, где они проживают, под контроль Украины.

 

Об этом свидетельствуют результаты социологического исследования «Особенности сознания и идентичности жителей подконтрольной и неподконтрольной Украине территорий Донецкой области», которые представили в Киеве в четверг. Инициаторы исследования — аналитический центр «Фабрика мысли «Донбасс»— говорят, что на базе наработок социологов создадут коммуникационную стратегию реинтеграции Донбасса, которую планируют представить осенью этого года. По их словам, это — первое с начала конфликта на Донбассе комплексное сравнительное исследование настроений жителей Донецкой области — с территорий как подконтрольных Киеву, так и неподконтрольных.

 

Данные исследования показывают, что люди, которые живут по обе стороны от линии разграничения, «до сих пор составляют единую социокультурную общность», которую объединяет сильная региональная идентичность, потребность в защите со стороны «сильного государства» и «сильного лидера», а также значимость культурных и экономических связей с Россией, говорит руководитель аналитического центра «Фабрика мысли «Донбасс» Дмитрий Ткаченко. В то же время исследователи фиксируют появление значимых различий между жителями подконтрольных и неподконтрольных территорий Донбасса.

 

Данные опроса на территории так называемой «ДНР» фиксируют, что там формируется сообщество людей, которые чувствуют себя ее «гражданами». Сейчас их 18%, и исследователи подчеркивают, что это сообщество является неоднородным и в основном состоит из тех, кто в ответ на вопрос о своей идентичности «просто пожимает плечами». «Как только украинская власть восстановит контроль над этими территориями, это все очень быстро реконструируется. Но если ничего не делать, эта идентичность, скорее всего, будет только расти», — говорит генеральный директор украинского офиса международного исследовательского агентства IFAK Institut Сергей Говоруха.

 

А через три-пять лет Украина рискует «окончательно потерять» людей, проживающих на неконтролируемой территории, резюмируют авторы исследования. Кроме того, говорят исследователи, жителей Донетчины разделяет то, как они оценивают текущую политическую ситуацию на Украине. Результаты опроса свидетельствуют: жители подконтрольных Киеву территорий чаще всего (45%) описывают ситуацию в государстве как «политический кризис». Второе по частоте определение (33%) — «борьба других государств за сферы влияния на территории Украины».

 

Вместе с тем в так называемой «ДНР» чаще всего события на Украине описывают как «гражданскую войну» (44%) и «борьбу украинских олигархов за сферы влияния». Сравнительно немного жителей (24% на подконтрольных и 14% на неподконтрольных Киеву территориях) говорят о «войне с Россией». Несколько отличаются и ответы на вопросы о желаемом внешнеполитическом курсе Украины. В так называемой «ДНР» 48% населения выступают за экономический и политический союз с Россией, 30% — за неприсоединение Украины к каким-либо экономическим и политическим союзам и только 9% — за вступление в ЕС.

 

На подконтрольных Киеву землях самый частый ответ — внеблоковость (38%). За интеграцию с Россией и ЕС выступает примерно поровну населения (22 и 23% соответственно). Оценивая эмоциональное самочувствие людей, проживающих по обе стороны линии разграничения, социологи обращают внимание: и там и там преобладают эмоции тревоги и усталости. Однако, отмечают они, в так называемой «ДНР» люди в разы чаще испытывают эмоции надежды и сплоченности.

 

Сергей Говоруха объясняет этот феномен двумя факторами: во-первых, в кризисных ситуациях для людей естественно объединяться, а во-вторых, речь идет о «рвении неофита». «Люди, которые попали в новую структуру, новую организацию, склонны самовоссоздавать тезис о том, что еще немного — и все будет хорошо, жизнь наладится», — объясняет он. В разы чаще на подконтрольных Киеву территориях люди утверждают, что испытывают разочарование, отчаяние, злость и страх…

 

Почти два года назад, переселяясь из Донецка в Мариуполь и пересекая первый украинский блокпост, над которым развевался национальный флаг, я почувствовал не просто физический въезд на территорию, контролируемую «своими» военнослужащими, но и то, что я в очередной раз умозрительно «въехал» в естественную для себя среду: я — украинец. То есть принадлежу к украинскому народу.

 

Разумеется, это чувство было особенным в контексте тех причин, которые в августе 2014-го заставляли многих дончан перебираться из своего города в столицу Приазовья. Но если бы я не проехал украинский блокпост, над которым реял национальный флаг, со всем символизмом, который отсюда следует, у меня не возникло бы этого чувства, что укрепило мое национальное «я». Оно было бы возможным, но нераскрытым. Таким же нераскрытым, какими остаются потенциальные украинские чувства многих жителей Донбасса.

 

Именно украинского символизма пока не хватает на Донбассе. Ведь символ — это то, что интегрирует индивидуальное сознание в единое пространство культуры. Он сочетает личное понимание с общим смысловым полем и помогает преодолевать одну из главных проблем человечества — отчуждение друг от друга. Вероятно, блокпосты с отечественными флагами — это не то, что сегодня способно пробуждать в них непротиворечивые патриотические чувства. Но, возможно, есть другие национально-культурные символы, которые вызывали бы у них положительные ассоциации с Украиной и интегрировали бы их национальные переживания в общеукраинские.

 

Такими символами могут служить определенные национальные ценности, персоналии, места, явления, институты, достижения, образы, черты, которые значительная часть населения Донбасса примет скорее как нечто свое, родное, близкое, чем как что-то соседнее и чужое. Иначе говоря, символы, сталкиваясь с которыми обычные донбасские жители чувствовали бы не ментальный разрыв с другими регионами Украины, а, наоборот, принадлежность к одной большой и разнообразной украинской семье.

 

Эти символы могут быть связаны с предметами гордости за родную страну и свой народ. Разумеется, среди населения Донбасса понятие «своего народа» может как сужаться до региональных границ, так и распространяться на весь восточнославянский мир. Поэтому в нашем случае важно, чтобы совокупность украинских символов, которые интегрируют Донбасс на Украину, была бы «центром притяжения» в том общественно-информационном пространстве, в котором живет донбасское население. На сегодняшний день среди подобных символических факторов для примера можно выделить следующие.

 

Тема родной земли, образ крестьянского и шахтерского труда. Согласно данным социологической группы «Рейтинг», больше всего жители Донбасса гордятся местом своего рождения и территорией, на которой они живут, а также умением вести хозяйство и трудолюбием своего народа. Во всеукраинских результатах факторы места рождения и родной земли также оказались главными. А вот для россиян, в отличие от Донбасса и всей Украины, первым поводом для гордости за свою страну является ее историческое прошлое…

 

Персоналии. Для жителей шахтерского региона важно не просто, чтобы известный человек был родом из их региона, но чтобы он еще и ассоциировался как «свой». Поэтому, говоря о персоналиях, следует обратить внимание на тех украинских деятелей донбасского происхождения, которые в крае терриконов не являются де-факто чужими. Как, например, в случае с Василием Стусом, размах личности которого адекватно на Донбассе оценивают только узкие студенческо-интеллигентские группы. В состав «своих» для региона можно записать таких выдающихся украинцев, как актер Леонид Быков, спортсмен Сергей Бубка, артист балета Вадим Писарев, оперный певец Анатолий Соловьяненко и других.

 

Исторические пространства — Киевская Русь, Запорожская Сечь, УССР. В образе первой внимание концентрируется на Киеве; в нынешних донбасских условиях это имеет более чем символическое значение. Запорожская Сечь выступает неким историко-героическим мостом между Донбассом и остальной Украиной. А фактор УССР подчеркивает, что донбасский край даже в советской системе, где прошло его становление, был привязан к определенному украинскому пространству, а не конкретно к российскому или автономному «республиканскому».

 

Душевные качества. Жители Донбасса считают себя дружелюбными, гостеприимными, трудолюбивыми и хозяйственными. То же самое можно сказать и об украинцах в целом. А подобное, как известно, тянется к подобному. Все эти качества будут чрезвычайно актуальными в общем восстановлении нормальной жизни в стране после того, как весь Донбасс будет освобожден.

 

Этот список символов, конечно же, можно продолжить и детализировать. Но главный вопрос заключается в том, как эти символы должны циркулировать и использоваться в качественном контексте в государственной риторике, общественных акциях, материалах СМИ. Чем чаще жители Донбасса будут читать, слышать и видеть то, что будет давать им возможность почувствовать себя украинцами, тем меньше проблем будет в дальнейшем с агрессивными пророссийскими настроениями в регионе.

 

Но преодоление культурно-ментальных противоречий, безусловно, не решит актуальных проблем в социально-экономической жизни шахтерского края, в частности — в отношениях с Киевом. Но одно дело — разделять семейный бюджет в атмосфере «одиночества вдвоем», а другое — когда присутствует эмоциональная связь, основанная на общих ценностях, которые не сводятся только к материальным благам.