Сирия, беженцы, терроризм, «Исламское Государство» (запрещенная в России организация) — Ближний Восток заставляет весь мир затаить дыхание. При этом из поля зрения выпадает конфликт между израильтянами и палестинцами. Десятилетиями противостояние доминировало во внешнеполитической повестке крупных держав. Кажется, все уже давно позади, отличающийся длительностью конфликт почти позабыт. Но все быстро может измениться.

Очевидно, что Владимир Путин пытается выступать посредником между обеими враждующими партиями. Две недели назад египетский глава государства Абдель Фаттах аль-Сиси (Abdel Fattah al Sisi) заявил о том, что руководитель Кремля пригласит Беньямина Нетаньяху (Benjamin Netanjahu) и Махмуда Аббаса (Mahmud Abbas) на прямые переговоры в Москву. Теперь появляются вести о том, что руководитель израильского правительства и президент Палестины выразили готовность принять возможное предложение о посредничестве.

Президент России как признанный миротворец — это было бы для Путина огромным успехом в деле завоевания престижа и горьким дипломатическим поражением для США. Вашингтон два года назад в лице госсекретаря Джона Керри (John Kerry) интенсивно пытался найти решение конфликта, но все напрасно. А теперь приходит Путин. Что движет им? Как отреагируют Аббас и Нетаньяху? И какие есть шансы на успех? План Путина намекает на то, что тот, кому удастся склонить как палестинцев, так и израильтян к компромиссам и хотя бы частично примирить оба народа, обеспечит себе нобелевскую премию мира. Но до сих пор этот трюк не удавался никому. Знает об этом и сам Путин. Поэтому неясно, видит ли он действительно перед собой реальные шансы на завершение конфликта.

Однако эта задача и без того не стоит для него во главе угла. Скорее российский президент видит перед собой большой шанс обратить политический вакуум в пользу для себя. Год назад это, по его мнению, прекрасно удалось. В то время как Америка медлила и тем самым теряла доверие, руководитель Кремля вторжением в Сирию творил реальные факты. Послание было однозначным: спустя добрую четверть века Россия вернулась на арену Ближнего Востока и с тех пор откровенно пытается обогнать Вашингтон в установлении политики наведения порядка.

В этом регионе ни один из путей не проходит мимо интересов Москвы — это сейчас становится релевантно и для конфликта между палестинцами и еврейским государством. Маркус Кайм (Markus Kaim) называет это принципиальной сменой парадигм. «США все больше отступают, снижают степень своего присутствия и участия. И Россия использует эту возможность», — говорит эксперт Фонда науки и политики. Для стратегов в Москве все это облегчается одним простым обстоятельством: государства типа Саудовской Аравии или Турции недовольны Америкой. Сомнениям подвергаются ее сила, заинтересованность, ее надежность. И Израиль здесь исключением не является.


Москва, напротив, заключает союзы и ищет для этого тесный контакт, например, с Ираном, Египтом или с правительством в Анкаре. Внимание привлекает, прежде всего, близость к ответственным лицам в Иерусалиме. Только в этом году Путин несколько раз встречался с Нетаньяху. «Россия между тем видит себя наводящей порядок державой и признается таковой многими сторонами на политической арене», — говорит Кайм.

Достаточно ли этого, чтобы решить конфликт на Ближнем Востоке? Шимон Штайн (Shimon Stein) смотрит на это со скепсисом. Эксперт по Ближнему Востоку и бывший посол Израиля в Германии указывает на то, что Путин до сих пор только зондировал обстановку. «Однако решающий вопрос для Путина звучит так: оправданы ли все усилия? Имеет ли подобная инициатива шансы на успех?» Лишь если гарантия указанного подтвердится, российский президент, возможно, предпримет действия. «Путин весьма точно знает: многие уже обожглись на ближневосточном конфликте».

Штайн в любом случае не видит развития новых перспектив и формирования нового настроя у конфликтующих сторон. «Нетаньяху по-прежнему утверждает, что без предварительных условий готов к переговорам. Аббас в свою очередь продолжает настаивать на том, что сперва должно прекратиться строительство поселений, а палестинские заключенные отпущены; здесь я особых подвижек не усматриваю, — говорит старший сотрудник Института исследования проблем безопасности университета Тель-Авива. — Почему Аббас и Нетаньяху должны сделать руководителю Кремля признания, делать которые они два года назад на встрече с госсекретарем Керри отказались?»

Польза для Нетаньяху

Нетаньяху за прошедшие месяцы выстроил довольно интересные отношения с российским президентом. С октября 2015 года он побывал у Путина в целом четыре раза. До сих пор встречи выглядели как рандеву двух влюбленных. Так, российский президент в июне сводил своего израильского гостя в Большой театр. В заключение встречи Путин заявил, что Россия и Израиль могут гордиться партнерством на высшем уровне, плодотворным сотрудничеством и далеко идущими деловыми отношениями. В Израиле тем не менее сомневаются в том, будет ли царить между обоими политиками политическая романтика. «Нетаньяху и Путин не любят друг друга, они в настоящий момент лишь могут с пользой для себя использовать друг друга», — говорит эксперт по вопросам России Цви Маген (Zvi Magen).

За прошедшие годы в отношениях с соседями произошло несколько подвижек, которые принудили Нетаньяху к действию, полагает Маген, который с 1998 по 1999 гг. представлял свою страну в России в качестве посла. «Чтобы овладеть данной ситуацией, Нетаньяху теперь запускает свои щупальца в Москву. Однако о любовной истории, тем не менее, речь не идет, скорее это „урок реальной политики“ », — полагает Маген.

Израильского премьера прежде всего беспокоит гражданская война в соседней Сирии. Когда Россия в сентябре 2015 года начала посылать военные самолеты в помощь диктатору Башару Асаду (Baschar al Assad), в Иерусалиме это восприняли с ужасом. Руководитель израильского правительства сначала все еще пытался убедить Кремль в том, чтобы отказаться от полетов российской авиации вблизи израильско-сирийской границы. Путин, однако, от этого предложения отказался. Тем не менее, президент России несколько позже сошелся с Нетаньяху в необходимости присутствия превентивной военной системы, которая должна была бы предотвращать военную конфронтацию, что до сих пор с успехом и удавалось.

© AP Photo, Pablo Martinez Monsivais
Президент США Барак Обама и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху


Однако в рамках долгосрочной перспективы этого слишком мало для стратегического партнерства, полагает Маген. «Для этого различия во мнениях обеих сторон по многим вопросам все-таки слишком велики, — говорит он. — Вспомним о роли Ирана в регионе — Нетаньяху никогда не сможет примириться с тем, что Россия вооружает Тегеран». Однако дальнейшее сближение осложняют и барьеры культурного характера, полагает бывший дипломат: «Нетаньяху учился в Кембридже, работал советником в Бостоне, и по-английски он говорит с американским акцентом, — говорит Маген. — Даже если отношения с администрацией Обамы (Obama) в настоящее время выглядят не лучшим образом, для Нетаньяху отношения с Америкой всегда будут в приоритете».

Заигрывание с Россией и тем самым, очевидно, возможная встреча в верхах по поводу мирных переговоров в Москве — не в последнюю очередь и упрямый кивок в сторону Обамы. «Послание Нетаньяху Белому Дому очевидно: „Cмотрите, вы нам не нужны“». О том, что Иерусалим с такой упрямой стратегией пускается на сильный риск, предостерегает и экс-посланник Шимон Штайн: «Если Нетаньяху объявит Путина ведущим игроком на арене ближневосточного конфликта, то это будет очевидным резким демаршем в отношении близкого союзника — США». Подобный шаг, по оценке Штайна, едва ли можно себе представить, хотя бы потому, что скоро должен быть подписан договор о долгосрочной военной поддержке Израиля Соединенными Штатами.


Страх Аббаса

Собственно говоря, российская мирная инициатива должна была бы стать хорошей новостью для президента Палестины Аббаса, ибо исторически сложились тесные контакты между Рамаллой и Москвой: «Власти палестинской автономии связывают тесные дружественные отношения с Москвой, и эта дружба поддерживается и Путиным», — говорит эксперт по вопросам России Цви Маген. И на то, что от палестинцев не укрылось недавнее сближение между Россией и Израилем, Аббас отреагировал нервно.

Отношения с другими странами, правда, должны быть хорошими, процитировал государственный телеканал «Палестина ТВ» очевидно взволнованного президента Палестины в начале недели: «В конце концов, мы, однако, должны мыслить как палестинцы, а не как Вашингтон или Москва», — выражался он. Для того чтобы решиться следовать российской инициативе, нужно больше, чем просто теплые слова, считает Шимон Штайн: «Аббас будет ожидать от России гарантий того, что правительство Израиля действительно последует в том же направлении».

В этом тяжело придется даже Путину. И то, что Аббас все же решился приехать в Россию, не в последнюю очередь зависело от того, что во внутриполитическом ракурсе он находится под давлением. На октябрь в зоне Западного берега реки Иордан и в Секторе Газа намечены местные выборы, и до сих пор все явно указывает на очевидную победу ХАМАС. Сообщение об успехе — пусть это будет одно лишь совместное фото с Путиным — может быть неплохо использовано.