Сочи — У Четина Алтана (Çetin Altan, турецкий писатель, ушедший из жизни 22 октября 2015 года — прим.пер.), память которого в первую годовщину смерти почтили скромной церемонией, в то время как его сыновья находятся в тюрьме, есть прекрасные выражения, закрепившиеся в нашем языке. Согласно одному из них, при описании объективной реальности в этой стране вместо проведения анализа предпочтение отдается «пропаганде турка для турка». На фоне точек зрения и комментариев, излагаемых в последнее время по поводу внешней политики и истории Османской империи, в особенности статей авторов, отбившихся от стада, и болтологии в дискуссионных программах эта привычка достигла невообразимых масштабов. Обсуждения такого рода почти не имеют смысла перед лицом реальных событий. В этих условиях человеку становится полезно выехать за границу и обсудить со знающими предмет людьми положение мира и региона.

Дискуссионный клуб «Валдай» был создан 12 лет назад под патронажем президента России Владимира Путина. До недавнего времени клуб, представлявший собой «попытку презентовать миру Россию», собирал ведущих политиков, мыслителей, писателей со всего мира, но теперь он превратился в платформу, на которой похожий состав участников обсуждает будущее мирового порядка. В этом году заседание клуба также проходит при участии лиц, хорошо осведомленных в обсуждаемых вопросах, к мнению которых прислушиваются в их странах, и при весьма претенциозной повестке дня. Хотя в программе об этом не сообщается, Путин, по традиции, посетит заседание клуба в последний день его работы и примет участие в обсуждении.


Практически все российские участники придерживаются точки зрения, близкой к тому, что примерно десять лет назад Путин говорил на Мюнхенской конференции по безопасности. Распад Советского Союза был трагедией. Россия в 1990-х годах принижалась Западом и не могла препятствовать ущемлению своих интересов. Теперь состояние бессилия того времени прошло. Западный мир и США, сами переживающие серьезный экзистенциальный кризис, отныне должны уделять большее внимание мнению собравшейся с силами России. В этой связи в России настаивают на том, что украинский кризис стал следствием расширения НАТО и того факта, что соглашение, которое ЕС собирается подписать с Украиной, ни во что не ставит тревоги России о безопасности.

Что же касается взгляда на перспективу, Россия видит себя одной из трех великих держав, которые будут формировать мировой порядок. И, действительно, «однополярному миру» 1990-х годов отныне пришел конец. В новый период мир будет многополярным. Параллельно с этим нужно обратить внимание на то, при каких институтах будет функционировать этот порядок. Нынешним институтам придется пройти через реформы под стать новой эпохе.

Все силы будут снова пытаться создать зоны влияния. В этой ситуации на повестке дня возникнут новые союзы. То, в каком направлении будут развиваться отношения прежде всего между США, Россией и Китаем в ближайшее время, тесно связано с мировым порядком будущего и тем, насколько безопасным или миролюбивым он будет. Вернутся ли США, не демонстрировавшие особенную активность в период Обамы, к привычке действовать в одиночку при новом президенте, который будет избран через две недели? Также нужно знать, какой порядок хочет Китай и какими должны быть его основные элементы.

У региональных сил есть возможности также повлиять на игру, особенно на пространстве Евразии и Восточной Азии, самого динамичного региона в будущем. То, как соединится региональная и глобальная конкуренция, определит новые союзы, расклад сил и зоны конфликта. Подъем популистской волны — еще одна особенность этого периода — и представляемого ею гнева способен обострить экономические связи, очерчивающие финансовые рамки нового порядка. В этой ситуации вероятность конфликта тоже повысится.

Нынешняя инертность Европы представляет проблему и с точки зрения трех великих держав. США, теряющие доверие к Европе, могут постепенно начать все больше ориентироваться на Азию. Куда повернется Россия, если ослабнет против Китая, — этот вопрос активно обсуждали на заседании. А в том, что развитие отношений США и Китая на конструктивной основе необходимо с точки зрения самой возможности создать порядок и сделать так, чтобы он обладал миролюбивой институциональной структурой, отвечающей глобальным вызовам, не было никаких сомнений.