Новая холодная война начинает все больше походить на старую, между тем, у российских и американских экспертов по внешней политике, на этой неделе съехавшихся на ежегодную встречу с кремлевскими чиновниками, кажется, иссякли идей даже о том, как приступить к разрядке.

Опасность того, что две мировые ядерные сверхдержавы могут неосознанно вступить в открытое противостояние, вызывает на редкость серьезную тревогу среди специалистов из США, Европы и Азии, которые в течение недели встречаются с российскими аналитиками и высшими должностными лицами в рамках заседаний дискуссионного клуба «Валдай».

Один из чиновников высшего ранга рассказал о заседании кабинета министров, на котором президент Владимир Путин сообщил об инциденте с «высокой степенью риска», когда российские военные самолеты совершали облет ВМС США в Черном море. Одобрительные возгласы некоторых участников заседания, посчитавших, что «так им и надо», Путин прервал резким «вы с ума сошли?», сообщает чиновник, по традиции клуба «Валдай», сохраняя свою анонимность.

История, рассказанная в ответ на вопрос о том, почему российские государственные СМИ в последние недели подогревают слухи о войне, подчеркивает трудность проникновения в образ мыслей Кремля. Она также соответствует давней традиции сторонников Путина утверждать, что бывший агент КГБ, по московским меркам, придерживается относительно умеренных взглядов.

«Он пытался сказать, что Путин не сторонник радикальных мер и поддерживает баланс с теми, кто более успешен в требованиях действовать», — сказал Федор Лукьянов, председатель российского «Совета по внешней и оборонной политике». В четверг Путин выступил перед участниками пленарной сессии клуба «Валдай», которая проходила на горнолыжном курорте, построенном для Олимпийских игр 2014 года в Сочи.

Опасения из-за потенциальной войны


Тем не менее для участников совещания эта история была иллюстрацией того, как вероятность войны — немыслимая еще несколько лет назад — вновь обрела актуальность.

«Нынешняя ситуация напоминает 1960-е годы, когда мир стоял на пороге войны, — сказал Сергей Караганов, воинственный старшина российского внешнеполитического сообщества. — Вероятность войны, безусловно, существует, и поводом для конфликта может послужить самая незначительная ошибка».


Роберт Легвольд, почетный профессор политологии Колумбийского университета в Нью-Йорке, определил это как «чрезвычайно опасную ситуацию, которую я называю лунатизмом». Существующую напряженность он сопоставил с первыми годами холодной войны, когда в 1950-е и 1960-е годы имели место сразу несколько кризисов, связанных с Берлином, Кореей и Кубой. Сегодня разница в том, что обе стороны располагают гораздо большим и полностью разработанным ядерным арсеналом, который обновляют под предлогом замены, сказал он.

Подобные взгляды кажутся «паникерством, однако не лишены оснований», сказал Лукьянов из «Совета по внешней и оборонной политике»: «Риск есть».

По его словам, для российской стороны переломным стал недавний срыв режима прекращения огня в Сирии. До того момента, независимо от степени испорченности российско-американских отношений, конечной целью было сотрудничество в поиске решений, сказал он. Теперь же, как и во времена холодной войны, главное просто не допустить непосредственных боевых действий между американскими и российскими войсками. Разумеется, новой конфронтации не хватает идеологического соперничества, которое характеризовало предыдущую, а также стремления конкурирующих сверхдержав распространять собственную сферу влияния в мировых масштабах.

Надежды на разрядку


Лучшее, на что обе страны могут рассчитывать в течение следующих пяти—восьми лет, это установление согласованных правил, которые позволили бы избежать непреднамеренной эскалации, то есть что-то, похожее на разрядку времен холодной войны — к такому выводу пришли в ходе неофициального обеда участники дискуссии из России и США.

Насчитывающий 15 лет клуб «Валдай» — финансируемый государством форум, на котором российские аналитики и чиновники, включая Путина, стремятся объяснить свои позиции и улучшить международный имидж России. Но за последние годы мероприятие сильно изменилось: как по стилю, так и по своему посылу. Если в 2009 году два дня десятидневной встречи участники посвящали серьезным обсуждениям, оставшись одни на сибирских речных судах (водка в отличие от воды была бесплатной), то теперь мероприятие намного короче по времени и регулируется гораздо строже.

Вторая сессия XIII Ежегодного заседания клуба "Валдай" в Сочи. 25 октября 2016


Если в этом году встреча содержала хоть какой-то посыл, то это было коллективное пожимание плечами. «Настроения изменились, — сказал Лукьянов, который также является директором по исследованиям клуба „Валдай“. — Теперь речь идет о том, что мы по-прежнему готовы объяснять, если вы готовы слушать. В противном случае все очень плохо».

После выборов нового президента США в ноябре, вероятно, с Москвой будут пытаться вновь установить контакты, считает Анджела Стент, бывший сотрудник Государственного департамента США и Национального совета по разведке, ныне профессор Джорджтаунского университета. Но, по ее словам, Соединенным Штатам не следует затрачивать усилия на перезагрузку отношений до тех пор, пока другая сторона не будет готова двигаться навстречу. Фаворит президентской гонки Хиллари Клинтон своей решительной критикой в адрес Кремля во время избирательной кампании дала понять, что может занять более жесткую позицию, чем нынешняя администрация.

Недопонятая Россия


Одной из важных причин, по которой у российской стороны все чаще опускаются руки, является высокий уровень непредсказуемости происходящего в США и Европе: начиная с возможности президентства Дональда Трампа в США и заканчивая последствиями Брексит и иммиграционным кризисом в Европе, сказал Андрей Кортунов, который, как и Лукьянов, относится к числу западно ориентированных аналитиков по вопросам безопасности в России.

«Кто знает, с каким Западом нас предстоит иметь дело через два года?» — говорит он.

По словам Кортунова, недавнее бряцание ядерным оружием со стороны России было понято западными правительствами и средствами массовой информации неверно. Одна из многих причин, по которым новая холодная война отличается от старой, сказал он, заключается в крайней асимметрии обычных вооруженных сил: Соединенные Штаты и их союзники сегодня значительно сильнее, чем в прежние времена, тогда как Россия в этом отношении во многом уступает бывшему Советскому Союзу.

Россия, сказал он, продолжит напоминать Западу об единственной области, в которой у них существует паритет, о своем ядерном арсенале.