Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в заявлении по итогам встречи министров обороны в Брюсселе отметил, что в НАТО не рассматривают Россию в качестве «угрозы» и не хотят новой «холодной войны». Тем не менее политика НАТО в Восточной Европе, Прибалтике и Черноморском регионе ассоциируется именно с «холодной войной». Роль России на Украине, присоединение Крыма, укрепление военной мощи на границах с прибалтийскими государствами, а также в Калининграде, «кармане» России между Польшей и Литвой, — все это показывает, что новая «холодная война» давно началась.

Конфронтация между США/НАТО и Россией наблюдается на многих фронтах и, в частности, в Восточном Средиземноморье. Если мы посмотрим на события, подпитывающие это взаимное напряжение, то увидим, что необъявленная «холодная война» уже идет. Выражение «холодная война» соотносится с миром двух полюсов, представляемых США и СССР, миром, который полон рисков и напуган ядерной угрозой. Поэтому термин «холодная война» не вполне корректен. США избегают этого термина, поскольку в сфере определения мировой политики не хотят видеть в России равную силу.

Что касается перераспределения политической силы в мире и разделения глобальных ролей, США никак не сочтут Россию достойной того яркого костюма, в который они нарядили Советский Союз. Из-за такого умаляющего Россию подхода Путин теряет самообладание и время от времени горячо реагирует из-за того, что США не признают Россию равноценной мировой державой. Но на заседании дискуссионного клуба «Валдай», проходившего в Сочи на прошлой неделе, Путин придал позитивное значение «плану Маршалла», который считается первым шагом США к началу «холодной войны» против Советского Союза. «Колоссальный масштаб разрушений на Ближнем Востоке требует выработки долгосрочной и комплексной программы. Для возрождения и развития региона нужен современный план Маршалла», — сказал Путин.


Отмотаем пленку назад. По окончании Второй мировой войны Европа была поделена на зоны влияния между Советским Союзом и США. Советам досталась Восточная Европа, включая Восточную Германию. А в странах Балканского полуострова, кроме Греции, к власти пришли коммунистические режимы. США, которые не хотели распространения коммунизма в разрушенной и экономически сломленной Европе, в 1947 году выдвинули «Программу восстановления Европы». Она получила название «план Маршалла», поскольку изначально ее выдвинул госсекретарь США Джордж Маршалл (George Marshall). План Маршалла как продукт политики окружения Советского Союза стал увертюрой к «холодной войне».

А Советский Союз, называвший план Маршалла инструментом империализма, ответил на него «Советом экономической взаимопомощи» (Comecon), созданным вместе с Венгрией, Румынией, Польшей, Болгарией и Чехословакией. В дальнейшем к Comecon присоединись Албания и Восточная Германия. Следующим ходом США стало создание НАТО. В ответ Советский Союз учредил «Организацию Варшавского договора» вместе с Албанией, Болгарией, Чехословакией, Восточной Германией, Венгрией, Польшей и Румынией. При таких ритмичных взаимных шагах, которые США/Запад и Советский Союз предпринимали в экономической и военной областях, эта напряженная пьеса продолжалась 40 с лишним лет.

Хорошо, но что Путин пытается сказать США, предлагая современный «план Маршалла» для Ближнего Востока, подвергшегося разрушениям в результате политики империалистических держав? Как Ближний Восток будут создавать те, кто превратил его в руины? Судя по тому, что дело не только в том, чтобы на месте разрушенных зданий возвести новые, на горизонте маячит новое соглашение «Сайкса — Пико»?