Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 17 ноября прибыл в Узбекистан с двухдневным визитом, целью которого является улучшение отношений с Ташкентом. По плану, визит должен начаться с посещения в Самарканде могилы усопшего узбекского лидера Ислама Каримова. Но внимание обозревателей будет в основном приковано к его встрече с исполняющим обязанности президента Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, в рамках которой, по сообщениям СМИ, будут обсуждаться региональные и международные вопросы.

За период после распада СССР отношения между Узбекистаном и Турцией пережили периоды как близкой дружбы, так и откровенной враждебности.

Начиналось все очень хорошо.

Турция была первой страной, признавшей независимость Узбекистана 16 декабря 1991 года. Через четыре дня после этого Каримов стал первым лидером независимого центрально-азиатского государства, посетившим Анкару. «Моя страна пойдет турецким путем, — сказал тогда Каримов. — Мы выбрали этот путь, и мы с него не свернем».

Ташкент таким образом хотел успокоить многих, в том числе на Западе, твердо отвергнув исламизм и декларировав приверженность светской модели развития и построению рыночной экономики.

В начале марта 1992 года между двумя странами были формально установлены дипломатические отношения, и Турция открыла свое посольство в Ташкенте.

Молодое узбекское государство тогда считало Турцию дружественной и близкой по языку и культуре страной. Тургут Озал, занимавший пост президента Турции в 1989-1993 гг., был ярым поборником единства тюркских наций.

В течение первого года независимости Узбекистана Турция предоставила своему новому союзнику 2 млн тонн пшеницы и трехлетнюю ссуду на 590 миллионов долларов. К середине 1990-х годов турецкие инвестиции в узбекскую экономику достигли 1 миллиард долларов.

В начале 1993 года Узбекистан объявил о намерении отправить сотни своих граждан на учебу в турецкие вузы. Практически в каждой области Узбекистана открылись узбекско-турецкие лицеи, где был огромный конкурс на поступление.

Но в том же году отношения стали портиться, т.к. Турция начала покровительствовать оппонентам Каримова. Одним из них был Мухаммад Салих, поэт и лидер политической партии «Эрк», осмелившийся бросить вызов Каримову на президентских выборах в 1991 году и баллотировавшийся на националистской и пантюркистской платформе. Бежав из Узбекистана, Салих получил статус беженца в Норвегии, но позже перебрался в Турцию, где и проживает по сей день. Все это вызвало возмущение Ташкента.

Каримов потребовал выдачи Салиха и другого узбекского оппозиционного лидера, Абдурахмана Полата, но Турция проигнорировала его требования.

Каримов постепенно стал тяготиться попытками Турции оказывать влияние не только на Узбекистан, но и прочие государства Центральной Азии.

Отношения еще более испортились, когда Узбекистан начал закручивать гайки в отношении школ, функционировавших под эгидой организации живущего в США турецкого религиозного деятеля Фетхуллы Гюлена, чьи сторонники разозлили узбекские власти своей проповеднической деятельностью и попытками убеждать девочек носить головные платки. В сентябре 2000 года все гюленовские школы в Узбекистане были объявлены вне закона и закрыты.

До последнего времени турецкие лидеры терпимо относились к образовательным инициативам гюленовского движения. Но затем Эрдоган обвинил Гюлена в организации провалившейся в июле этого года попытки государственного переворота в Турции, и теперь Анкару и Ташкент объединяет крайне отрицательное отношение к этому богослову.

Хотя политические контакты пошли на спад, турецкий бизнес в Узбекистане остался. Ислам Каримов в последний раз был в Турции в 1999 году, а Эрдоган в последний раз приезжал в Ташкент в 2003 году. В феврале 2014 года лидеры двух стран встретились во время открытия Олимпиады в Сочи. Тогда появилась информация о скором визите Эрдогана в Ташкент, но он так и не состоялся.

Следующая волна антитурецких действий последовала в конце 2011 года, когда закрыли сеть супермаркетов «Туркуаз» в Ташкенте. В феврале 2012 года по первому каналу узбекского телевидения показали программу «Преступление и наказание», где речь шла о турецких бизнесменах, осужденных и депортированных из страны за ряд экономических преступлений. Их обвинили в уклонении от налогов и организации в подвале одного из супермаркетов швейного цеха без регистрации и документов. Имущество сети «Туркуаз» было изъято властями.

В том же году городские власти Ташкента переименовали одну из центральных улиц города, носившую имя первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Сразу же после связанных с турецким супермаркетом событий власти также сняли с эфира популярный турецкий сериал «Невестка», транслировавшийся в прайм-тайме по узбекскому телевидению. Письма и звонки возмущенных поклонников сериала в администрацию телеканала не дали никаких результатов.

В августе 2013 года узбекские власти пошли еще дальше, и прекратили в республике трансляцию российского телеканала «Домашний» из-за шедшего на нем популярного в Узбекистане турецкого сериала «Великолепный век».

Также Узбекистан отказался войти в Международную организацию тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), главной целью которой является развитие всестороннего сотрудничества между тюркскими нациями.

Но все это не прервало экономические связи между двумя государствами, хотя их состояние и не назовешь идеальным. По данным посольства Турции в Узбекистане, торговый оборот между странами в 2015 году составил 1,2 миллиарда долларов. В центрально-азиатской республике функционируют 450 турецких компаний, ежегодно экспортирующих продукцию на 300 миллионов долларов и обеспечивающих работой 50 тысяч человек.

Как сообщил сайт Sputnik, на пресс-конференции в аэропорту Анкары перед визитами в Пакистан и Узбекистан Эрдоган, в частности, сказал журналистам, что хочет «открыть новую страницу в отношениях с нашими узбекскими братьями».

По мнению узбекского политолога и экономиста Анвара Назирова, Узбекистану прежде всего нужно вступить в ТЮРКСОЙ, так как это даст стране политические и экономические выгоды.

«Турция — это 18-я экономика мира, и имеет хороший инвестиционный потенциал для узбекской экономики. Также пора восстановить показ турецких телеканалов, … что привело бы к снижению зависимости от российских телеканалов», — сказал он EurasiaNet.org.

Интерес к восстановлению экономических связей проявляют обе стороны. Прямые инвестиции в экономику Турции в первом полугодии текущего года, т.е. еще до попытки переворота, обвалились на 50%, что еще более подорвало доверие к экономике этой страны. На фоне растущего недовольства Запада непрекращающимися репрессиями Анкары в отношении целых слоев турецкой оппозиции даже начались разговоры о введении санкций.

Узбекистан часто хвастает значительным ростом ВВП, но высокий уровень безработицы, слабеющая национальная валюта и плохой инвестиционный климат говорят о другом. После смерти Каримова Ташкент развернул дипломатическую кампанию по восстановлению отношений с ближайшими соседями, а теперь эта кампания, судя по всему, распространится и на Турцию.

Узбекский историк Максим Матназаров считает, что визит Эрдогана поможет восстановить отношения между двумя странами.

«Эпоха Каримов канула в прошлое. Шавкат Мирзиеев — прагматичный лидер, и у него есть все шансы открыть новую страницу узбекско-турецких отношениях. Реджепу Тайипу Эрдогану удалось восстановить отношения с Россией, а значит, он сможет эту миссию повторить и в Узбекистане», — отметил историк.