В конце октября один из главных российских военных кораблей, ракетный эскадренный миноносец под названием «Сметливый» отправился из крымского порта на запад через Черное море в Эгейское. Ему нужно было сделать две остановки. Первая была в Греции, стране-члене НАТО и Европейского союза, где в рамках года культурного обмена между Россией и Грецией корабль пригласили участвовать в морском фестивале. Отсюда он отправился к Средиземному морю, чтобы присоединиться к российской военно-морской группе, участвующей в бомбардировках Сирии.

Этот визит в иные времена вызвал бы в США и Европе возмущение. «Сметливый» является частью Черноморского флота, командование которого осуществило российскую оккупацию Крыма в 2014 году. На большинство из них были наложены строгие западные санкции. Помимо этого, США и ЕС обвиняли Россию в совершении военных преступлений в Сирии. Поэтому Греция, мягко говоря, действовала в разлад со своими союзниками, принимая российский миноносец, направляющийся к сирийскому берегу.

Однако ни один из этих союзников не озвучил в то время своих возражений, и президент Обама не упомянул об этом во время своего визита в Афины. Единственное, что отдаленно напоминало недовольство, было упоминание вскользь во вторник 15 ноября «важности сохранения санкций», включая санкции ЕС, до тех пор, пока не закончится конфликт на Украине.

Его предостережение понятно. США и Германия, как две самые сильные страны, до сих пор хотят противостоять Москве и находятся не в лучшем положении, чтобы требовать солидарности от своих европейских партнеров. Даже до победы Дональда Трампа на президентских выборах с обещанием «наладить отношения» с Россией ЕС оказался слишком расколот — в вопросе беженцев, экономической стагнации, исламистского экстремизма и роста популярности правых популистов, — чтобы разбираться во внутренних сварах по поводу России.


Некоторые консервативные эксперты в Вашингтоне действительно выражали недовольство, что поведение Греции «неприемлемо» и «недостойно союзника НАТО». В документе, опубликованном 9 ноября, Люк Коффи (Luke Coffey) и Дэниэл Кочис (Daniel Kochis) призвали президента сохранять «кристальную трезвость» в отношении инцидента со «Сметливым» во время его визита в Афины. Но что же конкретно должен был сказать Обама? Когда Дональд Трамп вот-вот займет Белый дом, США не стало проще придираться к Греции по поводу ее приятельских отношений с Москвой.

Обама надеется, как он сказал это в четверг 17 ноября в Берлине, что «избранный президент также хочет противостоять России в тех вопросах, где она расходится с  нашими ценностями и международными нормами». Однако это не очень похоже на правду. Трамп обещал во время своей кампании, что будет «рассматривать вопрос» о снятии американских санкций с России. Он также утверждал, что российская аннексия Крыма могла иметь основания, потому что народ в Крыму «хочет быть с Россией». Одним из первых назначений Трампа 18 ноября стало выдвижение на пост советника по национальной безопасности генерала-лейтенанта в отставке Майкла Флинна (Michael Flynn), призывавшего США и Россию «совместить» их стратегии в Сирии и перестать играть «в запугивание» друг с другом.

Поэтому Обама не мог дать никаких заверений Ангеле Меркель на их прощальной встрече в Берлине. Перед этим визитом в СМИ распространялось клише, что уходящий президент «передаст эстафету» немецкому канцлеру в ходе своего последнего зарубежного визита на своем посту, оставив ее ответственной за Запад, когда изоляционисты захватили Вашингтон. В действительности дела обстоят гораздо сложнее.  Несмотря на то, что Германия является самой крупной экономикой в Европе, она не может сравниться в политической и военной силе с США, пытаясь сохранить Запад единым, особенно после того, как Великобритания проголосовала за выход из ЕС в июне этого года.

После того референдума Европа находится в режиме выживания. Политика в отношении России  за последние три года основывалась всецело на координации действий Меркель и Обамы, двигавшихся в ногу друг с другом при значительной поддержке со стороны Великобритании. Во время их встречи в Берлине 18 ноября с лидерами Франции, Италии и Испании они «единогласно» согласились сохранить санкции против России. Однако с учетом выхода Великобритании из ЕС и ухода Обамы из Белого дома Меркель придется бороться гораздо серьезнее, чтобы удержать своих колеблющихся союзников вместе на пути вперед.

Под управлением ЕС все страны-члены союза имеют право наложить вето на политику санкций, которые, как правило, пересматриваются каждые полгода. Разные европейские страны, особенно, Греция, Италия, Венгрия, Словакия, Кипр, настаивали на смягчении антироссийских санкций, утверждая, что они пошатнули европейскую экономику и не смогли изменить поведения России.

Правительство Греции было, возможно, самым слабым звеном в ЕС в этом вопросе, и Россия попыталась сыграть на этом. Помимо визита «Сметливого» ранее в ноябре, российский президент Владимир Путин посетил Грецию в мае, предлагая сделки в сфере энергетики и дружбу, основанную на том, что он назвал «несокрушимой основой культурных ценностей, православной культуре и подлинной взаимной симпатии». Это был его первый визит в ЕС со времен аннексии Крыма, и греки устроили ему роскошный прием.

Но они не зашли настолько далеко, чтобы заблокировать санкции. Они знают, что этот шаг поставит под угрозу займы у ЕС и помощь, благодаря которой греческая экономика держалась на плаву, и, несмотря на все путинские речи о взаимной любви, российская экономика не может позволить себе занять место европейских кредиторов Греции.

«Я думаю, это иллюзия», — говорит Гикас Хардувелис (Gikas Hardouvelis), бывший министр финансов Греции, преподающий теперь в университете Пиреи. «Очевидно, если ты нуждаешься, ты пытаешься получить денежную поддержку со стороны России. Но, в конце концов, греки все же ближе к Америке и к Западной Европе».

Когда дело доходит наконец до их финансов. Этого может хватить Меркель для того чтобы удержать членов ЕС в строю. Однако это не поможет разобраться с более глубоким кризисом солидарности в Европе. На самом деле, это может служить лишь доказательством, что решения ЕС «основаны не на принципах, а на политических сделках», — говорит Йорг Форбриг (Joerg Forbrig), старший научный сотрудник в немецком отделения Фонда Маршалла в Берлине. «Всегда есть кто-то, кому что-то нужно, и всегда есть что-то, что ты можешь дать им, чтобы купить их согласие по необходимым вопросам».

Однако это не похоже на здоровый способ управления европейской семьей. Будут ли это выплаты Греции по долгу или обустройство беженцев в Венгрии и Словакии, члены ЕС всегда смогут использовать Россию как разменную монету в своих переговорах с Брюсселем и Берлином. «Эти страны пытаются шантажировать своих основных спонсоров, ссылаясь на предполагаемые альтернативы», — говорит Форбриг. При таком подходе к европейской политике визит «Сметливого» представляется вполне осмысленным.

Это не означает, что Россия нашла надежного союзника в Греции. Однако это может означать, что ЕС потеряла одного своего союзника.