Как можно удивляться тому, что председатель правительства РФ Дмитрий Медведев и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко вздремнули во время сегодняшнего обращения Владимира Путина к парламенту. Речь производила такое же впечатление, как выступления генеральных секретарей на съездах КПСС. Сам оратор заметно скучал, монотонно зачитывая текст.

Содержание в некоторых местах тоже до боли напоминало те времена. Например, слова о том, что граждане сплотились вокруг патриотических ценностей (раньше рабочие сплачивались вокруг идеалов коммунизма), несмотря на по-прежнему существующие недостатки и трудности в их жизни (раньше говорилось буквально то же самое). Или пассаж о том, что основная ответственность возложена на партию «Единая Россия», которая является столпом общества. Раньше эту роль играла Коммунистическая партия Советского Союза, и разница лишь в том, что Генсек не был на положении царя, как Путин.

​Когда нечего было говорить, в речи даже сквозил дадаизм. Например, в словах о том, что в школы вернулось сочинение, и что это хорошо, или о том, что необходимо создать систему гуманного обращения с бездомными животными, или о том, что больницы нужно подключить к высокоскоростному интернету — те, что еще остались после их закрытия.

Оппозиционный политик Алексей Навальный тут же отреагировал на речь Путина словами: И сидит перед экраном фермер, который не может ни кредит взять, ни газ подвести к хозяйству и говорит экрану: ну как же ты врёшь красиво. И в одной квартире сидит врач, а в соседней — пациент. Оба говорят одно: как же ты врёшь. Все, кто не могут купить жильё: как же ты врешь про успехи в жилищном строительстве. И все сидящие в тюрьмах за ловлю покемонов, лайки и перепосты: ну как же ты врёшь про национальное согласие. И вся страна: как ты же ты врёшь про борьбу с коррупцией. Каждое слово — ложь». Вот только население на одном дыхании добавляет: «Ну да, но кто если не Путин?»


Бывший кремлевский спичрайтер, а ныне независимый политолог Станислав Белковский обобщил речь президента, и вариант с по-настоящему важными моментами занял не 73 минуты, а всего 22 секунды. Как считает Белковский, самое важное послание было таким: «Я жду, Дональд, я надеюсь, что мы поделим мир, ты и я, и будет новая Ялта». Факт в том, что в международно-политической части Путин проявил эмоции, терявшиеся в той вате, которой он набил остальную речь.

А если Дональд Трамп и с Путиным будет таким же бодрым и умным, словно практикант в детском саду, каким был в разговоре с пакистанским премьером, то русскому царю действительно есть чего ожидать.

В 1965 году Аркадий и Борис Стругацкие в «Хищных вещах века» уловили начало тенденции, которая вылилась в современную мировую ситуацию. С тех пор дураков взрастили столько, что они проникли повсюду.