Сирийская армия отбила более 70% Восточного Алеппо у мятежников. Каролин Галактерос (Caroline GALACTEROS) считает, что другим странам следовало бы сблизиться с Россией, которая смогла отстоять государственные структуры в Сирии, несмотря на все нападки на международной арене.

FIGAROVOX: Сирийская армия взяла под контроль старый город Алеппо, который находился в руках мятежников. Стало ли это решающим поворотным моментом в сирийском конфликте?

Каролин Галактерос: Это продвижение сил режима имеет очень большое значение. Тот факт, что джихадистов вытеснили из этого переплетения улиц и подземных ходов и заставили отступить на юго-восток города, свидетельствует о положительной военной динамике для сирийской армии. Кроме того, успешный вывод нескольких десятков тысяч мирных жителей на запад города лишает джихадистов человеческого щита, а западных противников режима — раскрученного в СМИ аргумента против военной помощи Москвы…

Взятие Алеппо, особенно в краткие сроки, помогло бы укрепить боевой дух в этой бесконечной борьбе, а также стало бы ценной политической и символической победой, которая сдвинула бы соотношение сил в пользу восстановления сирийского государства. Отступление джихадистов в Алеппо — всего лишь проявление общего военного поражения (с каждым днем оно кажется все более неизбежным) и соотношения сил России и Америки, где Вашингтон сдает позиции. Даже госсекретарь Джон Керри в своем заявлении в Брюсселе 6 декабря (на собрании министров иностранных дел НАТО), судя по всему, вывесил белый флаг: он убежден, что партия (по свержению сирийского режима и развалу страны) проиграна, и пытается сбросить с Америки ответственность за поддержку радикально настроенных мятежников, которая сейчас стала совершенно бессмысленной. В любом случае, соперничество Вашингтона и Москвы останется в силе, по меньшей мере до вступления в январе в должность Дональда Трампа.

В такой перспективе подавление джихадистских мятежников в Алеппо не станет решающим фактором, и администрация Обамы продолжит (пусть и непрямым образом, прежде всего через Турцию) поддержку радикальных групп, чтобы максимально спутать карты России и новому президенту, который уже начал диалог с Москвой, чтобы вывести Америку из этого болота. Возможно, сейчас обговаривается сделка по типу «карт-бланш России в Сирии в обмен на свободные руки США в Ираке». С гипотетическим взятием Алеппо война не остановится. Она прекратится только тогда, когда суннитские державы, США и Франция примут свое «поражение» и будут серьезно искать приемлемый для России и Ирана политический компромисс. Для этого нужно, чтобы Эр-Рияд, Доха, Анкара, Лондон и Вашингтон поняли, что переговоры могут дать им больше, чем бои. Парижу же пора перестать предпринимать несвоевременные и ненужные дипломатические инициативы (вроде запланированной конференции стран, которые выступают «против тотальной войны»). Эти оторванные от реальных событий смехотворные жестикуляции контрпродуктивны даже с эгоистической точки зрения национальных интересов. Таким образом мы не сможем вернуться в игру, откуда вылетели из-за собственной бестактности и догматического упрямства.

— В какой мере взятие Алеппо означает военно-дипломатическое возвращение России на международную арену?

— Как мне кажется, возвращение России — очевидный факт. Более того, это необходимость, что бы ни думали по этому поводу многие «эксперты» и обозреватели, которые, несмотря ни на что, упорно смотрят на мир взглядом близорукого циклопа, через упрощенческую черно-белую призму. Они ошиблись с врагом из-за нежелания выйти из зоны интеллектуального комфорта и критически взглянуть на себя. На них лежит большая ответственность за сохранение хаоса и насилия, потому что своим убогим мышлением они лишь усиливают линии разлома вместо того, чтобы помочь их преодолеть. При этом существует срочная необходимость признать, что действующая вот уже 20 лет имплицитная модель международных отношений окончательно развалилась из-за собственных эксцессов. Морализаторский идеализм как прикрытие хищнического интервенционизма наделал таких дел, что на них уже нельзя больше закрывать глаза. Это касается как народов, которые стали жертвами нашего стремления «освободить» их, так и всех тех, кого, как нам кажется, мы убедили в превосходстве западной модели политического, экономического и социального развития. Теперь же по нам с размаха бьет эффект бумеранга.


На волне этого явного провала Россия предлагает (по случаю сирийского конфликта) перебалансировать международную игру, признать фактическую многополярность и сблизиться с Западом, частью которого она все еще считает себя. Кроме того, она предлагает достаточно убедительную альтернативную модель: надежность, последовательность, прагматизм, устойчивость. Помощь Асаду, несмотря на его травлю на международной арене, и защита сирийского государства от развала оценили не только в Дамаске и Тегеране, но и в Каире, Алжире, Дели, Африке, ОАЭ, Анкаре и даже некоторым образом в Эр-Рияде… Дипломатия открытого диалога (как официального, так и неофициального) Москвы со всеми (напрямую или косвенно) вовлеченными в сирийский конфликт игроками выходит за пределы оптимального урегулирования одной единственной драмы. Ее инициативы по привлечению других на свою сторону продолжаются по всем направлениям. Эмиссары Москвы устанавливают новые контакты, предлагают разнообразное сотрудничество и привлекательные сделки в обмен на поддержку российских позиций по тому, каким должен быть политический переходный процесс в Сирии. Короче говоря, обстановка меняется, но вместо того, чтобы следовать за ней, Франция и другие страны искусственно противопоставляют военную логику дипломатической, как будто они не тесно связаны друг с другом. Как будто можно просто так взять и решить, воевать нам или вести переговоры! Все это так не работает. Война не может быть одним единственным методом действия… как не бывает и дипломатии без силы оружия. Только военное превосходство и формирование соотношения сил, которое может измениться лишь совсем незначительно, в состоянии заставить воюющие стороны и их покровителей сесть за стол переговоров для продуктивного обсуждения.

В настоящий момент Россия отодвинула в сторону США, которым уже непросто «поддерживать, не поддерживая», джихадистов и удержать в узде своенравного турецкого союзника. Москва заняла доминирующую позицию на дипломатическом фронте и стремится собрать вокруг себя достойную доверия и представительную группу сирийских сил для политического процесса с последующим проведением выборов и сохранения единства страны даже в случае гипотетического федеративного переустройства. Париж же вместо поддержки такого прагматического процесса продолжает вопить о преступлениях Владимира Путина, называть Башара Асада единственным убийцей собственного народа и приуменьшать народную поддержку сирийской власти, напирая на некую представительную группу за границей, которая, кстати, совершенно не пользуется доверием и даже сама предложила «говорить с Россией», чтобы окончательно не вылететь со сцены. И война продолжается.

— Что может ждать режим Башара Асада?

— Асад — ни (единственная) проблема, ни решение. Подобная семантическая поляризация тоже совершенно контрпродуктивна. Это козырь в глобальных переговорах, который каждая держава пытается разыграть с максимальной выгодой. Если военные действия продолжат складываться в его пользу, он, без сомнения, сможет выторговать почетный уход для себя и своих близких по итогам политического и избирательного процесса, в котором он сам или его соратники будут, так или иначе, участвовать.

— В чем заключается игра Турции, которая продолжает операцию «Щит Евфрата» на севере Сирии?

— С июля Турция полностью вернулась в военно-политическую игру в регионе. В настоящий момент она пытается окружить при помощи мятежников Свободной сирийской армии город Эль-Баб, стратегический пункт между Алеппо и Манбиджем, который находится в руках курдов, главного врага Анкары. Она считает их более опасными для себя, чем ДАИШ (ИГ, террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.), которое долгое время поддерживала. Ее действия (они, кстати, вызывают нешуточное беспокойство в Дамаске) могут быть нацелены на то, чтобы вытеснить ДАИШ из Эль-Баба и занять его место, не дав таким образом объединить территории курдов и поддерживая борющихся с сирийским режимом радикальных исламистов через ССА. В целом, можно сказать, что Анкара очень ловко разыгрывает свою партию, не отказывается ни от одной из своих региональных амбиций в Ираке и Сирии и играет одновременно на членстве в НАТО (оно служит американцам в их игре против России и делает их покладистыми) и «примирении» с Москвой (в обмен на терпимое отношение России к ее шагам в Сирии).

— Реалии сирийского конфликта подтверждают правоту дипломатических позиций Дональда Трампа и Франсуа Фийона?

— Как мне кажется, наш мир остро нуждается в политическом и стратегическом реализме. Хотя бы во имя умиротворения его структурной агрессии нам нужно открыть эру прагматического и одновременно этического сотрудничества (одно не противоречит другому!), отказавшись от губительных утопий морализаторского идеализма, которые усыпали мир трупами мирных жителей, принесенных в жертву на алтаре нашего высокомерия. Необходимо оживить ООН и вернуть уважение к ее уставу. Стабильность мирового порядка зависит от суверенитета государств, невмешательства в их внутренние дела и примерного поведения со стороны западных демократий вместо циничного интервенционизма под предлогами, которые уже давно кажутся убедительными разве что воинственным душам, принимающим решения о жизни и смерти целых народов из собственного комфортного кокона. Дональд Трамп, как мне кажется, сейчас собирает вокруг себя качественную команду международных и оборонных экспертов. Его эмиссары уже работают над установлением ценных связей. Скоро нас, без сомнения, ждут приятные неожиданности… И раскаяние за собственное непонимание дипломатических и политических перспектив в связи с его приходом к власти. Наша дипломатическая покорность по отношению к уходящей администрации не только не была вознаграждена, но и не дала нам принять смену власти в Америке, как подобает государству уровня Франции, то есть с уважением к демократическому выбору и открытостью к диалогу с новой властью в Вашингтоне.

Мы опять-таки пытаемся учить жизни и не хотим принимать реальность нового президента, который не по душе нам, потому что смотрит на мир без черно-розовых очков. И мы все больше скатываемся вниз на дипломатическом и стратегическом уровне. Нужно в срочном порядке пересмотреть основы нашей внешней политики на основе суверенитета, независимости, реализма, отваги и щедрости. Это не выбор, а императив. По всей видимости, победитель праймериз правых понимает это. Будем надеяться, что он найдет в Дональде Трампе и Владимире Путине собеседников, которые готовы к тройной «перезагрузке» (отношения Америки и России, Франции и Америки, Франции и России) и возрождению расширенного, влиятельного и привлекательного западного полюса. Мы все только выиграем от этого.

Каролин Галактерос — доктор политических наук, полковник запаса, директор стратегической консалтинговой компании Planeting.