Bild: Господин Кличко, в декабре три года назад начались массовые протесты на Майдане. Какие чувства вы испытываете сегодня, проходя это место?


Виталий Кличко: Я часто вспоминаю то время. Иногда мне до сих пор снятся сны о полиции по одну сторону и демонстрантах по другую. Снова вижу клубы дыма над площадью и чувствую страх, что сейчас против демонстрантов применят силу. Однажды во мраке полицейские направили свое заряженное оружие в мою сторону. Некоторые вещи не забываются.


— Вы были там 24 часа в сутки.


— Я хотел проследить за тем, чтобы не случилось насилия. Я беспокоился о людях, с которыми был на Майдане. Но, конечно, я тоже не знал, что происходит. Когда я по утрам выходил из дома, проспав всего часа два, я не знал, вернусь ли назад, не арестуют ли меня, не будут ли в меня стрелять. Но нас сплотила общая цель: стремление к демократии на Украине.


— Улучшилась ли ситуация для народа Украины на самом деле? Уровень жизни все так же низок, коррупция высока, а на востоке бушует война.


— Спросите людей на улицах! Они вам скажут, что не хотят возвращения президента Януковича и старой системы! Конечно, трудно все поменять за короткое время. Но я смотрю на мой город Киев и вижу успехи. Наконец к нам приходят инвесторы, есть развитие, мы строим дороги, детские сады, школы. И самое главное: моя администрация работает честно, деньги граждан не оседают в карманах каких-нибудь коррумпированных чиновников.

— Но война на востоке парализует страну.


— Этого хочет Россия — постоянно вредить нам, воздействовать везде, где это возможно. Тогда, после Майдана, мы недооценили Путина, не ожидали от соседей такой пропаганды и такой агрессии. Но мы не сдадимся и не позволим Путину победить. Экономические успехи проевропейской Украины для России будут хуже всего. И мы добьемся таких успехов.

— Вас не тревожит, что Трамп и Путин могут объединиться в ущерб Украине?


— По-моему, об этом рано судить. Я знаю Трампа с тех пор, как был боксером, он часто приходил на мои матчи. И могу сказать: дайте ему взяться за дело! Когда Трамп вступит в должность, он будет поддерживать нас, как и его предшественник. США всегда были на стороне свободы. А за свободу борется Украина, а не Россия.

— Три года назад вы хотели быть президентом, а стали «всего лишь» мэром. Вас это раздосадовало?


— Нет, это было наилучшее решение, которое я мог принять. Единство было тогда важнее всего. И пока работа мэра доставляет мне истинное удовольствие: на улице ко мне подходят граждане и благодарят за сделанное. Это невероятно многое мне дает. И у нас большие планы на ближайшие годы.

— Как такая  интенсивная работа сказывается на вашей семье?


— Жена и дети все понимают, они ведь тоже любят Киев. На неделе они остаются в Германии из соображений безопасности. Но мы пытаемся как можно чаще видеться в выходные.

— Все еще хотите быть президентом?


— В первую очередь нам в Киеве нужны успешные долгосрочные реформы. Хотелось бы иметь возможность сказать: мы помогли городу и людям, мы обновили систему. Но пока до этого еще далеко.