Во вторник Дональд Трамп назначил главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона государственным секретарем. Недоумение по поводу такого назначения связано с тем, что Трамп в предстоящие годы будет рассматривать одно из важнейших внешнеполитических решений — снимать или нет санкции с России. У Exxon в этой стране многомиллиардные инвестиции, судьба которых поставлена на карту.

ExxonMobil, являясь самой крупной в мире нефтяной компанией, давно уже заглядывается на огромные нефтегазовые месторождения России. В период с 2011 по 2013 год она подписала серию сделок с российской государственной нефтяной корпорацией «Роснефть» о разведке черноморских месторождений, о разработке сланцевых месторождений в Западной Сибири и, что самое важное, о разведочном бурении в Северном Ледовитом океане, где находятся одни из крупнейших в мире неосвоенных залежей ископаемого топлива.

Эти сделки были исключительно важны для будущего Exxon, которая, как хорошо известно, упустила свой шанс во время американского бума добычи с использованием технологии гидроразрыва пласта. «Нефть в Арктике могла многое изменить для Exxon», — говорит нефтяной аналитик из Oppenheimer & Co. Фадель Гейт (Fadel Gheit). Предполагалось, что компания вложит долгосрочные инвестиции на много миллиардов долларов.

Но в 2014 году Exxon остановила свою деятельность, когда администрация Обамы ввела санкции против российской нефтяной промышленности из-за вторжения России на территорию Украины. Открыв крупное месторождение в Карском море, Exxon была вынуждена прекратить работы, и освоение арктического месторождения застопорилось.


В то время Тиллерсон говорил акционерам, что он против точечных антироссийских санкций. «В целом мы не поддерживаем санкции, так как считаем, что они будут неэффективны, если не применять их комплексно», — заявил он в мае 2014 года. Похоже, его новый босс с ним согласен. Райнс Прибус (Reince Priebus), который возглавит администрацию Трампа, недавно сказал, что Трамп пока не решил, сохранять или отменять санкции против России.

Потенциальный конфликт интересов здесь весьма значителен. Тиллерсон владеет акциями Exxon на 218 миллионов долларов, а его пенсия составит 70 миллионов долларов. Правда, непонятно, что он будет делать с этими инвестициями, войдя в состав администрации Трампа. Однако совершенно ясно, что Тиллерсон уже очень скоро сможет оказывать влияние на вопрос о санкциях, и что их отмена станет манной небесной для Exxon. Не исключено, что он будет честен и справедлив, и станет выносить свои суждения по данному вопросу, исходя исключительно из политических интересов страны. Но тень от этого конфликта будет постоянно маячить на горизонте.

Этот вопрос также очень интересен российскому президенту Владимиру Путину (не говоря уже о тех, кто наблюдает за глобальным потеплением). Если санкции не снимут, и если Россия не сумеет заманить западные нефтяные компании обратно, то в стране в предстоящие годы неизбежно произойдет спад добычи нефти и газа. И если правительство в этой ситуации будет действовать неумело, государственный бюджет и экономика страны очень сильно пострадают. Во многом Путин и Exxon нужны друг другу. А Тиллерсон теперь оказался между ними.

Как Exxon заинтересовалась российской нефтью

ExxonMobil проявляет интерес к России с 1990-х годов, когда бывший гендиректор компании Ли Рэймонд (Lee Raymond) безуспешно пытался купить долю в российском энергетическом гиганте «ЮКОС». В то время Тиллерсон руководил нефтегазовым проектом Exxon на острове Сахалин и близко познакомился с Путиным.

У штурвала компании он встал в 2006 году, когда цены на нефть в мире росли, а многие легкодоступные месторождения были уже разработаны. Энергетические компании все чаще засматривались на неосвоенные районы, каких было немало в России. У этой страны нет технологий для освоения всех своих месторождений, а неосвоенных запасов нефти и газа у нее, по данным Bloomberg, более чем на 8,2 триллиона долларов, причем большая их часть находится в Северном Ледовитом океане. Для разработки этих месторождений России нужны были западные знания и технологии.

Другие западные компании, включая Chevron и BP, пытались предстать в образе спасителей. Но только Тиллерсону и Exxon удалось в конечном итоге заключить серию соглашений с «Роснефтью» о разведке черноморских залежей, о разработке сланцевых месторождений в Западной Сибири и об освоении трех арктических месторождений в Карском море, где, как утверждает «Роснефть», запасов нефти больше, чем во всем Мексиканском заливе.

Exxon и «Роснефть» инвестировали в проект в Карском море 3,2 миллиарда долларов в надежде на то, что затраты окупятся многократно. Через год Путин наградил Тиллерсона орденом Дружбы за деятельность его компании в России.

Но в 2014 году все застопорилось, когда российские войска вошли на территорию Украины и аннексировали Крым. В ответ на это администрация Обамы ввела американские санкции против российской нефтегазовой отрасли, запретив передачу технологий и указав Exxon на то, что к концу сентября она должна остановить все буровые работы на море, проводимые вместе с «Роснефтью».

Выбор времени оказался крайне неудачным для Exxon. Компания весьма успешно вела буровые работы на первой скважине блока 1 в Карском море, открыв там залежи примерно в 750 миллионов баррелей нефти. Глава «Роснефти» и близкий соратник Путина Игорь Сечин назвал это месторождение «Победа».

Хотя Тиллерсон выступал против санкций, Exxon не стала противодействовать принятым санкционным мерам (она лишь попросила об отсрочке, чтобы свернуть свою деятельность). В конце сентября компания прекратила работы в Карском море и покинула Россию. «Роснефть» заморозила геологоразведочные работы в Арктике.

Почему отмена санкций чрезвычайно важна для Exxon, а еще важнее для России

Пока неясно, что намерен делать Дональд Трамп с антироссийскими санкциями. Но он уже не раз намекал на то, что всерьез задумался о их отмене. «Если мы сможем сделать большое дело для нашей страны и поладим с Россией, это будет здорово. Я бы очень хотел попытаться», — заявил он в апреле. Когда руководителю аппарата Трампа в декабре задали вопрос о санкциях напрямую, он загадочно сказал: «Поживем — увидим».

Отмена санкций станет огромной победой для России. В настоящее время эта страна занимает одно из первых мест в мире по добыче нефти, выкачивая 10 миллионов баррелей в день (около 10% общемировой добычи). Но ее старые месторождения истощаются, и после 2020 года страна вряд ли сохранит добычу на нынешнем уровне, если не освоит новые месторождения, говорится в вышедшем недавно докладе Международного научного центра имени Вудро Вильсона. А поскольку доходы от нефти и газа составляют половину национального бюджета России, долгосрочный спад будет иметь самые серьезные последствия для страны, и может даже привести к политической дестабилизации.

Чтобы избежать такой участи, России обязательно надо вернуть западные компании и их технологии, чтобы возобновить буровые работы в труднодоступных районах. «Если бы Россия могла сделать это сама, без западной помощи, она бы уже сделала это. Но она не может», — говорит ветеран нефтяной отрасли Эдвард Чоу (Edward Chow), работающий экспертом по энергетической политике в Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

Если Трамп снимет санкции, Exxon скорее всего в кратчайшие сроки возобновит разведочные работы в Арктике вместе с «Роснефтью», о чем заявил в апреле глава российского подразделения ExxonMobil Гленн Уоллер (Glenn Waller). И эту компанию вряд ли отпугнут низкие на сегодня нефтяные цены. «Exxon понимает, что это долгосрочное решение, и что надо проявить терпение, — говорит Гейт. — Речь идет о сотнях миллиардов долларов инвестиций в предстоящие 30-40 лет».

Exxon также хотела бы возобновить поиски нефти в Черном море и попытаться освоить сланцевые пласты в Западной Сибири. «Они хотели бы привезти в Россию некоторые методы добычи трудноизвлекаемой нефти, освоенные и отработанные в США», — говорит Чоу.

Для Exxon ставки тоже очень высоки. В настоящее время разведанные запасы этой компании составляют почти 25 миллиардов баррелей в нефтяном эквиваленте. Но ей нужно увеличивать запасы, чтобы поддерживать курс акций на высоком уровне. А после 2006 года делать это Exxon удается с большим трудом. Компания опоздала к сланцевому буму, охватившему США, а когда все же попыталась влезть в этот бизнес, то в 2010 году серьезно переплатила за компанию по добыче сланцевого газа ХТО.

Россия это один из немногих крупных призов, который может получить Exxon. «Запасы в Арктике эквивалентны сланцевым запасам в США, а Exxon может стать первой компанией, которая заявит о наличии у нее большого потенциала в этом регионе, — говорит Гейт. — Для них это крайне важно».

Возобновление буровых работ в Арктике будет иметь серьезные последствия для изменений климата. Если мир хочет удержать глобальное потепление в пределах двух градусов Цельсия, о чем существует международная договоренность, то ему придется резко сократить использование ископаемого топлива. Но открытие колоссальных новых запасов (согласно некоторым оценкам, в Арктике находится 20% всей неразведанной нефти и газа) существенно затруднит эти усилия.

Но похоже, что соображения такого рода для Тиллерсона не очень важны. Он согласен с тем, что изменения климата вполне реальны, однако весьма иронически отзывается о попытках сократить использование нефти и газа. Как-то раз он заявил корреспонденту журнала Fortune: «Мне кажется, разговоры о пагубной зависимости от нефти и газа это что-то из разряда заявлений о пагубном пристрастии к экономическому росту».

Важный вопрос: что будет делать Тиллерсон с санкциями?


Ясности ради надо сказать: мы пока не знаем, станет ли Тиллерсон настаивать на отмене санкций, заняв должность госсекретаря, и будет ли он делать это исключительно из желания помочь Exxon. После выдвижения на пост он ничего не говорил по этому поводу. А администрация Трампа намекала на отмену санкций еще задолго до назначения Тиллерсона.

Но в воздухе очень сильно запахло конфликтом. Тиллерсон всю свою взрослую жизнь проработал в Exxon, а его пенсионный план привязан к показателям компании. Это изменится лишь в том случае, если он продаст свои акции. Когда в январе начнутся слушания в сенате в связи с утверждением Тиллерсона в должности, у демократов и республиканцев будут все основания усомниться в его беспристрастности в данном вопросе.