Когда в 2012 году Барак Обама и Владимир Путин встретились на саммите Большой двадцатки в Мексике, Европа переживала последствия греческого долгового кризиса, а арабский мир, от Ливии до Сирии, был охвачен волной революций. Поэтому американские чиновники были поражены, когда выяснилось, что первое, о чем хочет поговорить Путин, — это тесные отношения между его нефтяным гигантом «Роснефть» и компанией Exxon Mobil Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), как вспоминает один из участников той встречи. Всего двумя месяцами ранее Путин лично благословил сделку, благодаря которой «Роснефть» получила доступ к новейшим технологиям бурения, а Exxon — долю в нефтяных запасах в Арктике и Черном море.

Тиллерсон поддерживал хорошие отношения с Путиным с момента их первой встречи на дальневосточном острове Сахалин в 1999 году, после того как этот полковник КГБ в отставке внезапно стал премьер-министром России. На прошлой неделе избранный президент США Дональд Трамп похвалил Тиллерсона за успешное руководство компанией, ведущей свои дела по всему миру, в момент выдвижения его на должность госсекретаря США. Однако в январе этот нефтяной магнат должен будет выдержать серьезное испытание в Конгрессе и убедить его членов в том, что он сможет поставить национальные интересы США превыше всего — особенно в отношениях с Россией, где он провел почти два десятилетия, налаживая связи с человеком, которого сенатор Джон Маккейн (John McCain) назвал «бандитом и убийцей».

В период, когда произошла первая встреча Путина и Тиллерсона, этот упрямый техасец раздумывал над тем, целесообразно ли вкладывать миллиарды долларов в разработку богатых подводных месторождений проекта «Сахалин-1» компании Exxon в отсутствие стабильного правительства в Москве, которое должно было стать его партнером в договоре о долевом распределении добычи. За 16 месяцев Борис Ельцин сменил четырех премьер-министров, а затем 31 декабря ушел в отставку, оставив все дела Путину, который хотел восстановить государственный контроль над устаревшими предприятиями этой отрасли, приватизированными после распада Советского Союза.


«Он знает все»

Тиллерсон, который, как и Путин, родился в 1952 году, когда миром правили Гарри Трумэн и Иосиф Сталин, быстро завоевал доверие нового президента России, поддержав отчаянно нуждающегося в деньгах партнера Exxon по проекту «Сахалин-1» — компанию «Роснефть». Он удвоил ставки на эти далекие и рискованные месторождения, которые располагаются гораздо ближе к Токио, чем к Москве, а позже заявил, что после прихода Путина к власти в России работа в значительной мере ускорилась.

«Тиллерсон встретился со всеми министрами, губернаторами, со всеми, кто так или иначе мог повлиять на реализацию „Сахалина-1“, — сказал в своем интервью Игорь Юсуфов, занимавший пост министра энергетики в 2001 по 2004 год. — Он прошел через все и знает все».

Когда в 1996 году правовой статус Exxon и «Роснефти» в проекте «Сахалин-1» был окончательно закреплен, российская компания добывала всего 240 тысяч баррелей в день — это крохотная часть по сравнению с ее объемами добычи в советский период. Через 10 лет только этот островной проект стал приносить компании 250 тысяч баррелей в день, помогая «Роснефти» финансировать волну поглощений, что позволило компании в 20 раз увеличить объемы добычи и обогнать Китай и даже Exxon.

Что касается Exxon, Тиллерсону не только удалось наладить надежный бизнес, который будет приносить доход в течение нескольких десятилетий, но и создать инженерное чудо, позволившее переосмыслить возможности добычи в неблагоприятных климатических условиях и побить множество мировых рекордов. Впечатленная его способностью успешно вести дела в коварной и переменчивой деловой обстановке, в 2006 году Exxon наградила Тиллерсона двойным титулом председателя правления и президента компании.

Путин против Ходорковского

Однако, вполне возможно, главным фактором, позволившим Тиллерсону заслужить прочное уважение Путина, стало то, чего он и его тогдашний босс Ли Реймонд (Lee Raymond) не стали делать: они не купили долю в нефтяной компании ЮКОС.

В 2003 году Михаил Ходорковский, который собрал компанию ЮКОС из нескольких предприятий, приобретенных им в ходе нечестных аукционов ельцинской эпохи приватизации, стал любимчиком инвесторов, выступая за корпоративную прозрачность, и одновременно с этим начал бросать вызов Путину, финансируя оппозиционных политиков. Он также пытался продать долю ЮКОСа компании Exxon — отчасти это объяснялось его желанием получить политические гарантии, которые, как он полагал, у него появятся, когда он свяжет себя с гигантской техасской нефтяной компанией, поскольку в тот момент нефтяной магнат из Техаса занимал Белый дом. Два года спустя Джордж Буш-младший заявил, что он взглянул Путину в глаза и «нашел его очень открытым и заслуживающим доверия».

Позволить Exxon или любой другой иностранной компании приобрести крупную долю в крупнейшей в России нефтяной компании в то время было совершенно неприемлемым для Путина, особенно учитывая то, что он считал ЮКОС украденной собственностью. Официальные лица в Москве доступно объяснили это Тиллерсону, который в конечном итоге пришел к выводу, что потенциальные негативные последствия намного превосходят возможную прибыль, как сказал Юрий Шафраник, бывший министр энергетики, который является председателем компании «Союзнефтегаз».

«В сентябре 2003 года я сказал Тиллерсону и четырем его заместителям о том, что предприятия ЮКОСа были захвачены у народа незаконными путями, — отметил Шафраник. — Он проявил глубокую политическую мудрость, отступив — Exxon не смогла бы продолжить вести дела в России, если бы он этого не сделал».

Спустя месяц Ходорковского арестовали на борту его самолета, находившегося на взлетной полосе одного сибирского аэропорта. Ему дали 10 лет тюрьмы по обвинению в мошенничестве, а ЮКОСу пришлось выплатить налоговые задолженности за сумму более 30 миллиардов долларов. Компания обанкротилась и была распродана — большая ее часть досталась «Роснефти». В 2004 году Путин назначил своего давнего друга Игоря Сечина главой «Роснефти».

Ходорковский, который сейчас живет в Лондоне, написал в своем электронном письме, что он запомнил Тиллерсона как «хорошего человека», который чем-то был похож на покойного Виктора Черномырдина, бывшего главу «Газпрома» и премьер-министра в администрации Ельцина.

Сечин, мотоциклы

Те связи, которые за многие годы Тиллерсону удалось наладить с Путиным и Сечиным, делают его идеальным, с точки зрения России, кандидатом на должность госсекретаря США, о чем говорят десятки чиновников и бизнесменов в Москве, включая Михаила Фридмана, акционера «Роснефти» и бывшего партнера BP.

Отношения Тиллерсона с «Роснефтью» сыграли ключевую роль в том, чтобы проект «Сахалин-1» избежал участи проекта «Сахалин-2», когда примерно десять лет назад чиновники начали наступление на соглашения о долевом распределении добычи, заключенные в ельцинскую эпоху, о чем рассказал один чиновник, пожелавший сохранить свое имя в тайне.

В 2006 году, спустя несколько месяцев интенсивного давления и публичных споров, компания Royal Dutch Shell была вынуждена передать контроль над «Сахалином-2», оператору первого в России предприятия по производству сжиженного природного газа, своему партнеру «Газпрому» — конкуренту «Роснефти». Тиллерсон принял мудрое решение держаться в тени в период этого конфликта и позволить «Роснефти» договариваться с московскими чиновниками в ходе закулисных встреч.

Сечин, который однажды сказал, что он мечтает прокатиться с Тиллерсоном на мотоциклах по Америке, стал гостем главы Exxon во время своей первой поездки в США в 2012 году. Нефтяные магнаты посетили Уолл-Стрит и кампус компании Exxon. Спустя год Путин вручил Тиллерсону Орден Дружбы.

Тиллерсону удастся справиться с Трампом

Тем не менее, конфликты не обошли стороной проект «Сахалин-1». В трех его месторождениях находится более 2 миллиардов баррелей потенциально извлекаемой нефти и 485 миллиардов кубических метров газа, которого будет достаточно, чтобы полностью покрыть потребности Европы за год. Однако «Газпром» и его союзники в Москве блокировали попытки экспортировать этот газ, поэтому Exxon закачивает большую часть газа, добываемого вместе с нефтью, обратно в землю.

В прошлом году Exxon совершила довольно нехарактерный для нее шаг, подав в международный суд иск против России с требованием возместить часть переплаченного налога на прибыль на сумму 500 миллионов долларов.

После этого Тиллерсон вылетел в Москву, чтобы обсудить этот процесс с министром энергетики Александром Новаком. Сечин и представители Exxon заявили, что они надеются на мирное урегулирование этого спора.

«Мы работаем с правительством, чтобы решить этот вопрос», — отметил представитель Exxon Уильям Холбрук (William Holbrook) в телефонном разговоре в среду, 21 декабря.

После этого Тиллерсон демонстрировал довольно презрительное отношение к администрации Обамы, посетив ежегодный экономический форум в Санкт-Петербурге и неоднократно критически высказавшись по вопросу санкций, которые были введены против России в связи с ее действиями на Украине и которые мешали реализации арктических проектов Exxon в России. В декабре компании Exxon удалось помешать принятию закона, который мог усложнить для Трампа процесс снятия этих санкций.

Твердая дипломатия — подход компании Exxon, которого Тиллерсон придерживался на протяжении многих лет — пользуется уважением со стороны России, как говорит Эдвард Чоу (Edward Chow), старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне.

«Главный вопрос заключается в том, сможет ли человек, проработавший 40 лет в условиях подобной деловой культуры и тесных корпоративных связей, изменить свои привычки и стать мировым дипломатом, — добавил Чоу. — Никто не знает ответ на этот вопрос, но, если ему удавалось вести дела с Путиным и Сечиным, ему удастся справиться с Трампом, если с Трампом вообще можно справиться».