После украинского кризиса Балтийское море и прибалтийские государства стали важной частью большой политической игры между НАТО и Россией. «Отношения между Западом и Россией становятся хуже, но я не думаю, что это закончится военным конфликтом», — говорит старший научный сотрудник Флемминг Сплидсбуель (Flemming Splidsboel).

В границу между Литвой и Польшей вклинилась часть территории России. Калининград, анклав площадью в 223 кв километра, географически был отделен от остальной России, когда Литва в 1991 году стала самостоятельным государством и в 2008 году стала членом Европейского союза, расширившегося, благодаря этому, в восточном направлении.

Но расположение анклава в середине европейской территории НАТО имеет, с российской точки зрения, свои преимущества, и Калининград в настоящее время играет центральную роль в политической игре, происходящей в Прибалтике и на Балтийском море.

Не в последнюю очередь, потому что Россия разместила в анклаве противовоздушные ракеты с радиусом действия в 250 километров, которые также могут поражать наземные цели.

Эти системы оружия в случае конфликта между НАТО и Россией могут закрыть воздушное пространство над большой европейской территорией  и ограничить возможности боевых кораблей НАТО придти прибалтам на помощь.

К тому же Россия  в 2017 году  разместит в Калининградской области мобильные тактические ракеты  «Искандер», которые могут быть оснащены ядерными боеголовками, а также готовится оснастить сухопутные  войска в западных районах России по соседству с Украиной и Прибалтикой высокомобильными бронетанковыми частями.


По той же причине армейская служба разведки в своей только что опубликованной оценке рисков  ситуации в мире с датской точки зрения делает вывод, что «регион Балтийского моря стал большим участком трения между Россией и НАТО».

Русская стратегия первого удара

Армейская служба разведки подчеркнула в беседе с Berlingske, что считает военные приготовления России и модернизацию ее армии в западной части страны и Калининградской области выражением того, что Россия попытается создать «возможность первого удара» в регионе с конвенциональным вооружением. Это стратегия, которая заключается в том, чтобы создать военную группировку, для, например, вторжения в небольшую прибалтийскую страну. Правда, не обязательно, что это будет происходить.

В оценке рисков армейская разведка описывает военные приготовления как «военный сигнал, посланный альянсу НАТО и США, о том, что Россия готова ответить на угрозы, которые, по мнению России, исходят от военных приготовлений НАТО в регионе Балтийского моря и в Восточной Европе».

Разведка считает, тем не менее, что «Россия вряд ли осуществит военное нападение на три прибалтийские страны» не в последнюю очередь из-за мушкетерской клятвы НАТО («один за всех и все за одного», — прим.перев.), согласно которой нападение на одну страну НАТО является нападением на весь альянс.

Тем не менее, военная деятельность русских вызывает обеспокоенность датской военной разведки.

«Недоверие России к НАТО и готовность России рисковать увеличивает риск недоразумений и ошибочных расчетов. И Россия в ближайшие году по-прежнему будет  политическим вызовом Западу и Дании», — говорит руководитель военной разведки Ларс Финдсен (Lars Findsen) в беседе с Berlingske.

Оценка рисков разведки характеризовала в последние годы Россию как большой политический вызов для Дании. Ларс Финдсен говорит:

«Отношение России к Западу и наоборот  не стало лучше в 2016 году. Положение в глобальной внешней политике и в области безопасности тоже стало сложным. Дания трудно действовать в таком мире».

Согласно оценке рижской военной разведки, военные приготовления русских и особенно размещение ракет в Калининградской области является «стратегическим ответным ходом» на размещение боевых батальонов различных стран НАТО в Прибалтике и на модернизацию  противоракетной обороны НАТО в Польше и Румынии.

Эту точку зрения разделяет Флемминг Сплидсбуель Хансен, старший научный сотрудник Датского института международных исследований, изучающий вопросы международной безопасности. Но сам он «не обеспокоен».

«Армейская разведка производит впечатление более обеспокоенной, и, может быть, у нее для этого есть другие причины, которые мне неизвестны, но многое из того, что происходит на региональном и местном уровне, является тем, что происходит и в более крупном масштабе. И если я получают ракету «Искандер» из Калининградской области или какого-нибудь другого места, для меня это совершенно безразлично», — говорит Флемминг Сплидсбуель и подчеркивает, что Россия и без того имеет в своем распоряжении много чего, откуда можно запускать ракеты, например с высокотехнологичных российских подводных лодок в подводном положении.

Российские преимущества в короткий промежуток времени

Флемминг Сплидсбуель подчеркивает также, что Россия уже сейчас имеет военное преимущество в Балтийском регионе в течение краткого промежутка времени. Одно исследование различных балтийских военных сценариев, опубликованных  Rand Corporation в сентябре 2016 года,,в частности, показало, что российская армия самое большее за 60 часов дойдет до прибалтийских столиц Таллинна и Риги.

«Но я все время сомневаюсь, есть ли вообще у России такие намерения. В определенных кругах это считается произволом. Я также считаю, что Путин в глубине души  охотно восстановил бы Советский Союз. Но я также считаю, что он понимает, что это нереально», — говорит Флемминг Сплидсбуель.

Поэтому старший научный сотрудник «не особенно встревожен», но, тем не менее, считает, что действия России требуют ответных шагов НАТО.

«Я думаю, фактически, что нам следует вооружаться, чтобы сигнализировать российским избирателям, что политика, проводимая их политиками, имеет последствия для них. Когда Россия имитирует нападение на Стокгольм или Борнхольм, мы вынуждены заявлять, что мы не хотим больше этим заниматься, а если вы хотите заниматься такой гонкой, это ваше дело. Но мы разобьем вас, как мы разбивали вас раньше», — говорит Флемминг Сплидсбуель и подчеркивает, что такой подход соответствует  представлениям России о том, что Запад хочет ухудшения положения России.

«Это очень плохо, но я не вижу никакого другого выхода. Если мы ничего не будем делать, мы будем сталкиваться постоянно с новыми провокациями, в частности, потому что руководство живет благодаря этой политической конфронтации. Я также считаю, что отношения между Западом и Россией ухудшаются, но я не думаю, что все кончится военным конфликтом», — говорит Флемминг Сплидсбуель.

То же самое говорит и заместитель руководителя центра Кристиан Сёбю Кристенсен (Kristian Søby Kristensen) Центра военных изучений Университета Копенгагена.

«Это не значит, что мы не будем обеспокоены этим, но нет никаких причин для непосредственной паники», — говорит Кристиан Сёбю Кристенсен, занимающийся изучением вопросов политики безопасности. В то же время он напоминает о том, что ситуация в мире выглядит совершенно иначе с точки зрения русских.

«Несомненно, что идея об агрессивных США и НАТО живет в российском обществе», — говорит заместитель руководителя центра и использует в качестве примера российскую аннексию Крыма: «То, что с нашей точки зрения считается грубым вмешательством в дела суверенного государства, с российской точки зрения считается защитным ходом, чтобы остановить действия Запада, направленные на подрыв статуса России как великой державы».

По словам Кристиана Сёбю Кристенсена, события перед украинским кризисом и после него  привели к «значительному ухудшению нашей политической ситуации».

«До 2014 года никого не беспокоило то, что происходило в Балтийском море. Но сейчас иное дело», — говорит он.

У нас не было возможности взять интервью у посла России в Дании или у министра обороны Клауса Фредриксене (Claus Hjort Frederiksen) в связи с этой статьей.