Бывший председатель Белтелерадиокомпании, а ныне медиаконсультант из Санкт-Петербурга Александр Зимовский был назван в числе тех, кто якобы предполагал участвовать в передаче Соловьева на телеканале «Россия». Это интервью появилось еще до того момента, как стало известно, что это фейк.

«Наша Нива»: Правда ли, что вас приглашают в передачу Соловьева, вы будете участвовать?

Александр Зимовский: Нет, я не участвую. Приглашение я получил по электронной почте, но посчитал его фейком, по ряду признаков. Но и не будь оно фейком, обошлось бы там без моего участия, поскольку в указанное в приглашении время (11 января) я занят.

— Почему в российских СМИ в последнее время активно муссируется тема преемника Лукашенко?

— У меня нет оснований для того, чтобы говорить именно об активном муссировании этой темы. Обычно такого рода материалы пишут минские корреспонденты российских СМИ, и последний раз эта тема всплывала в связи с кончиной Ислама Каримова. Есть ещё ряд патриотических ресурсов в России, которые кормятся с этой темы. Но в Белоруссии все их авторы, как и сами ресурсы, проходят по статье «белорусофобия». Поэтому говорить о планомерной актуализации Россией/Кремлем и т.д. темы преемственности власти в Белоруссии, на мой взгляд, преждевременно.

— Нет ли у российских элит желания сменить Лукашенко на более лояльного руководителя?

— В данном случае это скорее тема для анекдота: «— Может ли тигр съесть тонну мяса?— Съесть-то он съест, да кто же ему даст».

Каждый раз, когда начинается разговор про поиск преемника, здравомыслящие люди задают контрвопрос: а зачем искать этого преемника? Это чисто экономический подход, и в российских элитах существует консенсус по вопросу сотрудничества с Белоруссией.

Если кратко, то условный «Кремль» исходит из того, что государственное устройство, власть и экономика в Белоруссии — это проблема самих белорусов. А на первый план выходит новый принцип наших взаимоотношений. Согласно которому Белоруссия свободна поступать и жить так, как ей нравится. А Россия свободна от того, чтобы оплачивать Белоруссии эту свободу.

Есть еще один нюанс — абсолютное неприятие претензий Запада к Белоруссии и к России в наших странах примерно одинаково. То есть у нас единая стратегическая идеологическая позиция, а «шаленая беларусiзацыя» и «русскiй мiръ» — это всего лишь мелкие разногласия по тактическим вопросам.

— Не начинается ли в российских СМИ очередная кампания против руководства Белоруссии, как было в 2010 году с «Крестным батькой»?

— Вы совершенно справедливо заметили, что все это носит ярко выраженные признаки кампанейщины. Обычно, такого рода информационные акции проводятся для ослабления/укрепления переговорных позиций сторон. В данном случае речь идет о всем известной проблеме цен на энергоносители, установленных ранее белорусско-российскими договорами, и существующей белорусской задолженности. Точка зрения сторон известна, я не буду повторяться.

Каждая из сторон излагает свою позицию, в том числе и через СМИ. А степень агрессивности изложения зависит только от азарта и таланта исполнителей, работающих в этих СМИ. В этом контексте актуализация темы Белоруссии и лично ее президента вполне возможна. До какой степени это может оказаться больно и обидно для белорусской стороны, я не берусь предсказывать.

Если же говорить о конкретной позиции Путина, она известна: «Pacta sunt servanda», или «Подписался — плати». О позиции белорусской стороны я ничего сказать не могу, в силу неосведомленности. Однако могу заметить, что эффектный жест дружбы и согласия, продемонстрированный белорусской стороной, будет немедленно оценен в России самым положительным образом.