Можно ли доверять американским секретным службам? Их будущий патрон, если судить по его заявлению в 140 знаков, похоже, не склонен к этому. И первые сообщения, которые ЦРУ, АНБ и другие представили Трампу, который скоро станет президентом, пожалуй, в этом ничего не изменят. В них говорится, что Москва в старой чекистской манере, но с новыми методами вмешалась в американскую предвыборную борьбу и склонила чашу весов в пользу Трампа, который, очевидно, без ума от президента России Путина.

Невозможно измерить то влияние, которое якобы совершенная кража и целенаправленная передача «взломанной» информации могли оказать на исход президентских выборов. И все же, если утверждения верны, чужая держава вмешалась в важнейшее решение американской демократии, имеющее последствия для всего мира. И Трамп тогда будто бы является таким образом президентом милостью Путина.


Но Трамп никогда не сможет допустить сомнения в собственной легитимности. Если такая операция (которая была бы невозможна без согласия верховной власти), действительно имела место, то сотрудники российских секретных служб должны были бы поздравить своего руководителя, который — в отличие от Трампа — специалист в этом деле, с его успехом. Кремль получил американского президента, которого он себе желал. Новый человек в Белом доме не доверяет собственному аппарату. И западные демократии теперь знают, что в случае строптивого поведения следует опасаться не только «вежливых людей» из России, но и ее цифровых боевых отрядов и роботов на фронте в глобальной сети.


Цифровая революция дала в руки врагов либеральной демократии и открытого общества такие средства для дезинформации и саботажа, о которых чекисты в прошлом веке могли только мечтать. Их не менее циничные потомки с этими средствами ведут скрытую асимметричную войну, с помощью которой безо всяких танков и бомбардировщиков можно изменить реальный мир. Свободе, единству и суверенитету демократического Запада угрожают не только исламистский терроризм и его «аналоговые» террористы. Для свободного мира будет плохо, если именно американский президент этого не поймет — или не захочет понять из каких бы то ни было соображений.