Уже в первые дни или недели президентства Трампа, который вступает в должность в пятницу 20 января, нужно будет сосредоточить свое внимание на пяти столицах — Мехико, Гаване, Москве, Пекине и Иерусалиме — чтобы понять новый курс американской внешней политики.

Что касается Мехико, то проблемы очевидны. Политолог Ян Бреммер (Ian Bremmer) назвал «крайней степенью однобокости» закрытие филиалов американских автомобильных компаний, в результате чего сотни тысяч мексиканских трудящихся окажутся на улице. Больше рабочих мест для наиболее ярых сторонников Трампа и более дорогие автомобили для американских потребителей ввиду разницы в себестоимости.

Возможно, что Гавана, враждующая с Майами, возлагает какие-то надежды на Трампа, однако избранный президент неоднократно заявлял, что при нем никаких поблажек режиму Кастро не будет. По крайней мере, торговое эмбарго останется в силе.

Подходы к Москве и Пекину тесно увязаны между собой. В этой области Трамп хочет сделать обратное тому, что осуществил Никсон в 1972 году, когда пытался настроить Пекин против Москвы. Сейчас миллиардер пытается изолировать Пекин в Южно-Китайском море в обмен на признание российского присутствия в Сирии. Но самая большая проблема заключается в принципе единого Китая. В связи с этим любые шаги по признанию Тайваня могут вызвать жесткую ответную реакцию. Но это уже вопрос более долгосрочной перспективы.

Самые же большие трения вызовет возможный перенос американского дипломатического представительства из Тель-Авива, где находятся все западные посольства, в Иерусалим. Этот шаг вызвал такое беспокойство в ЕС, что конференция, состоявшаяся в прошлое воскресенье в Париже, в которой приняли участие представители 70 стран, чтобы формально закрепить существование двух государств, стала своего рода предупреждением Трампу, чтобы он оставил все как есть. Признание Иерусалима в качестве «единой и неделимой столицы» Израиля будет фактически означать отказ от формулы двух государств и создаст условия для аннексии Израилем Западного берега реки Иордан.

Но такой шаг будет означать также и признание весьма важных фактов: Вашингтон никогда не был на другой стороне и всегда оказывал абсолютную поддержку Израилю по всем вопросам, а тупиковое состояние переговоров с Палестинской национальной администрацией вполне устраивает израильского премьер-министра Нетаньяху на сколь угодно долгое время. Со всем этим также связан возможный пересмотр ядерного соглашения с Тегераном, что вполне устроило бы Израиль.

Никогда в истории передача власти от одного президента не проходила в столь острой форме. В то время, как Обама всячески старается застолбить свое наследие, Трамп пытается не оставить от него камня на камне.

Но, как бы там ни было, вряд ли новый президент наломает больше дров, чем Буш-младший, на котором лежит главная ответственность за уничтожение Ирака. Итак, наступает I год эры Трампа.