История Европейского союза это история распространения великой идеи о свободе на континенте, который веками был растерзан войнами. Это история, которая не была бы возможной без постоянного ободрения и поддержки Соединенных Штатов Америки. И это также история, успех которой в конечном счете был связан также с развалом Советского Союза.

 

Эта история теперь может закончиться.

 

Известно, что Россия Владимира Путина не заинтересована в продолжении существования ЕС. Он хочет вновь получить влияние и власть в Восточной Европе. Для дестабилизации этого региона ему хороши почти все средства. Однако после избрания Дональда Трампа президентом США мы знаем также, что его Америка сначала хочет перессорить друг с другом объединенную Европу, а затем разрушить ее. Это доказывают его ликование по поводу Брексита и его нападки на Германию. У Европейского союза вместо одного противника теперь оказались два мощных противника, а поскольку сам ЕС до сих пор не имеет никакого представления о своем будущем, то третьим врагом единства континента может стать его разрозненность.

 

По-видимому, среди всех других существует одна страна, которая может спасти ЕС и это Германия. Поскольку как Путин, так и Трамп знают об этом, они пытаются дискредитировать роль Федеративной республики в Европе и изолировать нашу страну. Разве оба не понимают, что нахождение Германии в Европе является для всех якорем стабилизации? Немецкая политика должна отреагировать на это, но не путем упорного сопротивления, а путем умной дипломатии и изменения вектора.

 

Германия больше других выигрывает от слабого евро

 

Трамп и его советники упрекают Германию в том, что она из-за своего эгоизма использует Европу и ослабляет евро, чтобы обманывать своих торговых партнеров. Германия хотя и не виновата в ослаблении евро. Однако она выигрывает от этого больше, чем любая другая страна ЕС в результате постоянно растущего экспорта.

В то же время остальной Европе мало пользы от этого немецкого превосходства. Наоборот. Долгое время Германии нравилась роль надсмотрщика над европейцами, когда речь шла о достижении целей по стабилизации. Однако мы видели опасный уровень безработицы среди молодежи и кризисы общества в Южной Европе. И думали, что мало что можем сделать для решения этих проблем. Это заблуждение. Не надо нам было переносить немецкую ментальность на другие страны и воображать, что без нашей промышленной традиции эти государства когда-то смогут достичь благосостояния путем подобных успехов в экспорте. Структурные фонды ЕС уже сегодня с большим успехом занимаются перераспределением ресурсов от богатых государств к бедным.

 

Кроме того, Германия должна свыкнуться с мыслью, что без своего рода горизонтального выравнивания финансов ЕС не сможет существовать на длительную перспективу. Лозунг «обобществления долгов», против которого ведется полемика, ни к чему никого не приведет. Мы же также свыклись с тем фактом, что никто не выигрывает столько от Европы, как Германия. Собственно говоря, и то и другое — это две стороны одной медали.

 

Да, нам надо будет платить. Потому что это пойдет всем на пользу. Все другое было бы дороже и причинило бы ущерб Европе.