Высокопоставленные советники из окружения кандидата в президенты Дональда Трампа во время кампании постоянно находились на связи с русскими, которые известны американским спецслужбам. Об этом CNN стало известно со слов многочисленных бывших и действующих сотрудников спецслужб, правоохранительных органов и президентской администрации.


Избранного президента Трампа и президента Барака Обаму информировали о деталях продолжительных разговоров между предполагаемыми российскими агентами и людьми, связанными с предвыборным штабом и бизнес-империей Трампа, сообщили осведомленные американские источники.


Эти разговоры в начале лета проходили очень часто, а их участники были тесно связаны с Трампом. Это стало «сигналом тревоги» для американских спецслужб и правоохранительных органов, отметили источники. Перехват этих разговоров осуществлялся во время повседневной работы по сбору информации, которая ведется против российских официальных лиц и других известных американским спецслужбам россиян.


Среди высокопоставленных советников Трампа, регулярно общавшихся с русскими, оказался тогдашний руководитель его предвыборного штаба Пол Манафорт и советник Майкл Флинн.


Официальные лица подчеркивают, что в общении между сотрудниками предвыборного штаба и представителями иностранных государств нет ничего необычного. Однако эти звонки вызвали подозрения у следователей, поскольку звонили часто, а в разговорах участвовали высокопоставленные советники Трампа. Следователи пока не пришли к заключению о цели этих бесед.


Как заявили CNN два представителя правоохранительных органов, у американских следователей возникли новые подозрения, когда стало известно содержание перехваченных разговоров между российскими официальными лицами до и после выборов. В них эти люди выражают мнение о том, что у них есть особый доступ к Трампу. Но правоохранители предупредили, что русские могли преувеличивать свои возможности.


CNN обратилась за комментариями в Белый дом и к Флинну. Манафорт в своем интервью решительно отверг предположения о том, что он связывался с русскими, которые известны американским спецслужбам.


«Это на 100% неправда, по крайней мере, что касается меня, — заявил он. — Я не могу поверить, что меня приплели к этому. Я непричастен ни к какой деятельности такого рода».


По словам Манафорта, он не знает, откуда у американских властей появилась идея о том, будто он во время кампании находился на связи с предполагаемыми российскими агентами. Манафорт отметил, что в это время не контактировал ни с одним российским представителем.


«Я не помню, чтобы говорил с кем-то из представителей российской власти. И уж точно, я не говорил в то время, о котором идет речь», — сказал он, назвав прозвучавшие утверждения «невероятными».


«Я никогда преднамеренно не разговаривал с сотрудниками российской разведки или с кем-то из России о тех вещах, по которым ведется расследование, — заявил Манафорт. — Я не имел никаких контактов с (российским президентом Владимиром) Путиным и с российским правительством до, во время и после кампании».


По словам Манафорта ФБР ни разу не связывалось с ним по поводу прозвучавших заявлений, а сам он не знает ни одного человека из штаба Трампа и из его окружения, которые связаны с русскими, известными американским спецслужбам.


Манафорт, поддерживающий деловые связи с российскими и украинскими бизнесменами, также подчеркнул, что его работу на правительство Януковича на Украине нельзя трактовать как близость к России. По его словам, он работал на Януковича в то время, когда Украина «переходила на европейскую орбиту».


Активные контакты вызвали обеспокоенность у американских спецслужб и правоохранительных органов еще и потому, что происходило все это во время российских кибератак, нацеленных главным образом против политических организаций Демократической партии.


После выборов в ходе разведывательных брифингов докладчики излагали подробности российского вмешательства в американский избирательный процесс, в том числе, детали телефонных разговоров, в которых участвовали люди из бизнес-империи Трампа.


Перехват телефонных звонков осуществлялся в рамках повседневной деятельности американских спецслужб по сбору информации, а не потому что велась какая-то деятельность против близких к Трампу людей.


ФБР и американские разведывательные ведомства продолжают свою работу в попытке определить, каковы были мотивы звонивших.


Одно из подозрений заключается в том, что помощники Трампа могли согласовывать с российскими разведчиками публикацию компрометирующей информации о кампании Хиллари Клинтон.


«Если это так, ситуация серьезно обострится», — сказал один знакомый с ходом расследования источник.


В подготовке статьи принял участие Джереми Даймонд (Jeremy Diamond).