Америка понемногу увеличивает присутствие своего контингента в Сирии и Ираке под лозунгами борьбы с терроризмом и «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим. ред.). Тот же самый аргумент выдвигают Россия, Иран, «Хезболла» и другие многонациональные вооруженные формирования, которых особенно многом на территории Леванта.


Вчера было объявлено об отправке 400 американских военнослужащих (в перспективе еще тысячи) и развертывании артиллерийских батарей. Это началось после того, как в минувшие выходные американские войска начали доставлять бронированные машины и перебрасывать войска на запад города Манбидж с целью предотвращения столкновений между поддерживаемыми Турцией силами «Щит Евфрата» и военными формированиями, пользующимися поддержкой Вашингтона. Эти формирования уступили позиции на западе Манбиджа сирийской армии, поддерживаемой Россией. Параллельно с этим Россия пытается предотвратить столкновение Турции с силами Асада.


В данный момент на территории Сирии присутствует около тысячи американских солдат. Первая группа прибыла в прошлом году в рамках «консультативной» миссии и для проведения военной подготовки солдат «демократических сил Сирии», большинство из которых представляют курды. В тот момент, когда началось прямое вмешательство, Иран заявил, что их силы тоже состоят их таких «советников». Россия утверждает, ее силы находятся на этой территории для защиты военно-морской базы Тартус и авиабазы Хмеймим в Латакии. Однако Москва все же уменьшила количество военных в пользу пехоты и сил специального назначения.


Подъем американского флага в северной Сирии на прошлой неделе символизирует предоставление права военного и политического присутствия после того, как русское присутствие достигло своего пика. Россия стремится монополизировать вопросы политического урегулирования, что проявилось в единоличном созыве Астаны, а затем и на политических переговоров в Женеве, куда Соединенные штаты были приглашены только качестве наблюдателя. Данное послание заключалось в том, что Вашингтон медлит в принятии решений, чтобы прояснить для себя ситуацию в регионе и понять необходимость ввода войск в Ракку с целью положить конец ИГИЛ, особенно в ситуации ужесточения ее действий. Также нельзя упускать из виду, что причина некоторых промедлений заключается в новой американской администрации, которой нужно время, чтобы уточнить ее политические ориентиры.


Ожидается, что постепенный ввод американских войск в Сирию будет идти из южной провинции Дараа, из Иордании. Доказательством тому является информация, что военная база США в Эль-Хасаке стала слишком большой для того, чтобы просто выполнять функцию специалистов для тренировки курдских формирований.


Также существует предположение, что русский царь не торопится предлагать варианты решения политического кризиса. Он до сих пор играет на «триумфе» Алеппо, с момента которого прошло три месяца, потому как не хочет оказывать давление на своих союзников, режим Асада и Иран. Или он просто не в силах это сделать. Это дает администрации Дональда Трампа возможность требовать от Ирана и «Хезболлы» вывода войск из Сирии в качестве условия для разрешения кризиса. Москва стала меньше воздействовать на игроков в сирийском вопросе с момента вступления в войну в сентябре 2015 года, делая ставку на то, что США примут участие в решении кризиса. Даже ее сотрудничество с режимом Асада и Ираном в последнее время, когда приоритет в политических переговорах был отдан борьбе с терроризмом, превратилось в исчерпавшее себя решение. Сейчас решение проблемы с ИГИЛ планируется за столом переговоров между двумя крупными державами, помимо самих участников проблемы (режима и оппозиции). Доказательство этому — встреча начальника штаба российской армии с главой Генштаба США, при участии турецкой стороны в Анталии в прошлый вторник. Главной темой стало обсуждение координации усилий в этом направлении, чтобы предотвратить столкновение между ними на сирийской территории.


Предстоит интересная игра, по крайней мере, в обозримом будущем. Соглашения, которые были достигнуты администрацией бывшего президента США Барака Обамы в ходе встречи Джона Керри и Сергея Лаврова, ограничивались лишь «военным положением» в Сирии. Для нового этапа войны характерны соглашения по регулированию режима присутствия иностранных войск на сирийской территории, где две супердержавы конкурируют в усилении своего влияния. Это своего рода разделение сирийских областей, в которых вовлеченные в конфликт региональные державы — Иран, Турция и Израиль — стремятся сохранить свою роль, а на плечи Москвы и Вашингтона ложится задача установить их взаимодействие.


Нужно внимательно следить за изменениями, которые будут сопровождать раздел сфер влияния. Также нельзя упускать из виду и серьезность намерений Вашингтона по освобождению Ракки руками суннитских мусульманских вооруженных сил до тех пор, пока они не сведут к нулю роль Ирана. Ограничатся ли американские силы Сирией или пойдут дальше за влиянием в регионе?