В то время как ФБР изучает связи между Россией и избирательной кампанией 2016 года президента Дональда Трампа, может показаться, что отношения Америки со своим бывшим противником в холодной войне уже не могут быть более сложными.


Тем не менее драматические изменения, происходящие вдали от Вашингтона и Москвы, добавляют еще кое-что к существующей геополитической мигрени. В исследовании, опубликованном сегодня Советом по международным отношениям (Council on Foreign Relations) говорится о том, что отношения между этими двумя нациями являются главной озабоченностью в быстро меняющемся пространстве Северного полярного круга.


«Сегодня российские действия в Арктике требуют внимательного изучения, — отмечают авторы доклада, — а увеличивающаяся напряженность в американо-российских отношениях в других регионах может повлиять на отношения в Арктике».


В Арктике становится теплее, и это происходит в два раза быстрее, чем в других частях нашей планеты. По мере отступления льда постепенно открываются морские торговые пути, месторождения углеводородов и рыбные ресурсы. Россия, Китай и другие нации относятся к Арктике так же, как они отнеслись бы к любой другой геополитической золотой лихорадке, — они пытаются сделать максимальным свой доступ к ее огромным ресурсам. В связи с потеплением в Арктике возрастают риски похолодания в области геополитики.


Россия сделала рывок на старте в арктических делах благодаря своей географии и истории, подчеркивается в этом докладе. Протяженность российской береговой линии вдоль Северного морского пути составляет почти 40 тысяч километров. Этот маршрут сегодня используется нечасто, но постепенно, по мере потепления в этом регионе, по нему может осуществляться все больше торговых перевозок между Европой и Восточной Азией.


Кроме того, российская Арктика более населена и развита в промышленном отношении, чем американская. В течение десятилетий Советский Союз активно поддерживал экономическое развитие в арктическом регионе. Сегодня 95% из огромных запасов природного газа в России и 75% нефти добывается в этом регионе, что помогает создавать там пятую часть ВВП страны.


Однако арктическая политика Соединенных Штатов с момента окончания холодной войны сосредоточена на научных, экологических и энергетических вопросах. «Эти темы продолжают оставаться важными, — подчеркивается в докладе, — однако возрастающая активность других стран вынуждает Соединенные Штаты изменить свой подход к политике в этом регионе и сделать его более стратегическим».


Независимые участники организованного Советом по международным делам обсуждения, проходившего под руководством командующего силами Береговой охраны Теда Аллена (Thad Allen) и бывшего главы Агентства по охране окружающей среды Кристин Уитмэн (Christine Todd Whitman) пришли к выводу о том, что Соединенные Штаты отстают в международной гонке по строительству ледоколов. Они также «настоятельно призвали Сенат США» присоединиться к Конвенции ООН по Морскому праву. Этот договор ратифицировали 160 государств, его поддержали администрации Джорджа Буша-младшего и Обамы, однако Сенат США отказался его ратифицировать. По словам Уитмэн, Соединенные Штаты смогут принять участие в переговорах относительно доступа к ресурсам только в том случае, если они ратифицируют этот договор.


Сенаторы-республиканцы, в том числе нынешний генеральный прокурор Джефф Сешнс (Jeff Sessions), выступают против ратификации Конвенции ООН по морскому праву. Поскольку Соединенные Штаты являются доминирующей силой в международных водах после окончания Второй мировой войны, подписание этого соглашения по океану было бы похоже на предоставление ученику средней школы «ненужного международного разрешения не присутствовать на уроках», написали Сешнс и двое его коллег в 2012 году.


Кроме того, Соединенные Штаты не имеют глубоководных портов в этом регионе, которые уже есть у других государств или строятся в настоящее время. Некоторые из числа существующих точек входа (например, Ном в Аляске) вероятно, слишком малы и недостаточно оснащены для обеспечения потребностей северных путешественников — и даже для обеспечения безопасности на современном уровне.


Недоукомплектованные и плохо оснащенные границы могут быть использованы «людьми, желающими причинить нам ущерб, — подчеркнула Уитмэн. — Это очень подходящее место».