Белый дом отмежевывается от связанных с Россией помощников Трампа. В новом докладе говорится о том, что один из них, бывший руководитель штаба Трампа Пол Манафорт, тайно работал на российского миллиардера, чтобы помочь Владимиру Путину.


Пол Манафорт в 2016 году несколько месяцев возглавлял предвыборный штаб Дональда Трампа. Но на этой неделе Белый дом заявил, что его роль в победоносной избирательной кампании Трампа была невелика.


Манафорт «играл очень ограниченную роль очень короткий промежуток времени», — заявил в понедельник на ежедневном брифинге пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.


Что касается давнего соратника Трампа Роджера Стоуна и его бывшего советника по внешней политике Картера Пейджа, то они в 2016 году «были на вторых ролях», сказал Спайсер.


А бывший советник по национальной безопасности Майкл Флинн был в предвыборной кампании «добровольцем», заявил пресс-секретарь, давая понять, что команда Трампа изначально его не привлекала.


Почему администрация вдруг ощутила потребность отмежеваться от некоторых бывших сторонников? Потому что все упомянутые люди поддерживали контакты с иностранцами, привлекшими внимание ФБР, которое проводит расследование, пытаясь выяснить, существовало ли взаимодействие между штабом Трампа и Россией.


Люди из аппарата Трампа наверняка не знают всех подробностей о связях данной четверки. В частности, в адрес Манафорта звучали обвинения, что он связан с некими прокремлевскими деятелями на Украине.


А поскольку доподлинно известно очень мало, лучше преуменьшить значимость и вес этих людей в команде Трампа.


«Почему они так поступают? Они умаляют значимость этих людей, чтобы их работа казалась менее существенной, чем она была на самом деле. Это укладывается в общий шаблон, в рамках которого люди Трампа по сути дела утверждают, что будут управлять реальностью», — говорит доцент кафедры государственного управления Американского университета Крис Эделсон (Chris Edelson).


Контакты с иностранцами это обычное дело в ходе избирательных кампаний, особенно для экспертов по международным отношениям. На первый взгляд, в этом нет ничего подозрительного. Но Манафорт, а также Стоун, Пейдж и Флинн наверняка станут первыми, кто привлечет внимание ФБР. Если их вызовут для дачи показаний в конгресс, вполне возможно, что они сошлются на Пятую поправку.


«У меня такое ощущение, что они уже находятся под защитой адвокатов», — говорит профессор юридического факультета Ричмондского университета Карл Тобиас (Carl Tobias).


Пока никаких доказательств вины


Безусловно, все это отнюдь не доказывает, что эта четверка в чем-то виновна. Эти люди заявляют, что никаких противоправных действий не совершали, и что в их зарубежных связях нет ничего предосудительного.


Манафорт это ветеран республиканского лобби и политический воротила, пришедший руководить кампанией Трампа в марте 2016 года. Денег за свою работу он не получал, и проработал на этом посту до августа. Манафорт ушел, когда агентство Associated Press сообщило, что с 2012 по 2014 год его фирма проводила тайную операцию влияния в Вашингтоне, действуя по поручению украинской пророссийской правящей партии.


В среду появилось новое сообщение Associated Press о том, что 10 лет назад Манафорт тайно работал на российского миллиардера, отстаивая интересы президента Владимира Путина. Это противоречит утверждениям Манафорта и штаба Трампа о том, что он никогда не содействовал продвижению государственной политики России.


Стоун — давний аппаратчик Великой старой партии и помощник Трампа. На завершающем этапе президентской гонки в 2016 году он неоднократно говорил о своих тайных связях с основателем WikiLeaks Джулианом Ассанжем и о передаче ему информации. Стоун утверждал, что заранее знал о предстоящей публикации материалов электронной переписки штаба Клинтон. Американские спецслужбы сделали вывод о том, что эту переписку украли работающие на российское государство хакеры.


Пейдж это консультант из нефтяной отрасли, которого Трап в марте прошлого года назвал своим советником по внешней политике. В июле он был в Москве, где выступил с речью об американских усилиях по продвижению демократии во всем мире, назвав их лицемерием, о чем сообщил высокопоставленный член комитета палаты представителей по разведке демократ Адам Шифф. Пейдж заявил, что никогда не был посредником между штабом Трампа и российскими официальными лицами. Президент Трамп говорит, что никогда с ним не встречался.


Флинн — генерал-лейтенант сухопутных войск в отставке, которого Трамп выдвинул на должность советника по национальной безопасности. Чиновники из администрации говорят, что Флинна уволили, когда выяснилось, что он скрыл факт своего общения с российским послом Сергеем Кисляком.


Досье Стила


Эту четверку объединяет так называемое досье Стила. Его составил бывший сотрудник британской разведки Кристофер Стил. В этом аналитическом документе содержатся весьма странные утверждения о поведении Трампа. Как сообщалось в новостях, американские спецслужбы проверили эти утверждения и пришли к выводу, что отчасти они соответствуют действительности, а отчасти являются ложью.


Шифф из комитета по разведке использовал это досье в качестве основы для своего прозвучавшего в понедельник заявления на слушаниях директора ФБР Джеймса Коми. Если говорить о Трампе и России, сказал Шифф, то июль и август 2016 года были решающими месяцами.


В начале июля Пейдж поехал в Москву со своей речью. Находясь там, он встречался с руководителем российского нефтяного гиганта «Роснефть» Игорем Сечиным, о чем сообщается в досье Стила. За брокерские услуги при продаже 19% акций этой компании ему предложили вознаграждение. Reuters сообщило, что продажа 19,5% акций Роснефти состоялась. (Пейдж сказал, что никакой встречи не было, и что никто ему вознаграждение не предлагал.)


В этот момент, по словам Шиффа, команде Трампа предложили порочащие Клинтон документы, которые были опубликованы третьей стороной, чтобы Трамп мог все отрицать. Шифф и в этот раз сослался на досье Стила, назвав его своим источником информации.


Затем Манафорт, Пейдж и посол Кисляк отправились в Кливленд на съезд Республиканской партии. Перед началом заседания в ту часть республиканской программы, где говорилось об американской помощи Украине, были внесены изменения, чтобы сделать формулировки более приемлемыми для Москвы.


«Манафорт категорически отрицает причастность штаба Трампа к изменению партийной платформы. Но делегат, предложивший включить туда абзац о поставке оборонительного оружия украинскому государству, заявляет, что формулировку изменили по настоянию штаба Трампа», — сказал в понедельник Шифф.


Затем начали постепенно появляться электронные сообщения Клинтон. Частные фирмы по обеспечению кибербезопасности пришли к выводу, что хакерский взлом является делом рук неких организаций, которые связаны с российским государством. В августе Стоун написал в Твиттере, что «скоро на сковороде поджарят Подесту». Так оно и вышло. Утечки переписки главы избирательного штаба Клинтон Джона Подесты продолжались вплоть до дня голосования.


Совпадения или скоординированные усилия?


Возможно, что все это было совпадением, сказал Шифф, заканчивая свое продолжительное выступление.


«Но в равной степени возможно, что эти вещи не были случайным совпадением, что они связаны между собой, и что русские использовали для дискредитации американцев те же методы, которые они применяют в Европе и других местах. Мы просто не знаем этого», — заявил конгрессмен из Калифорнии Шифф.


Директор ФБР Коми, со своей стороны, отказался высказывать собственное мнение о характере этих связей. Он лишь заметил, что в настоящее время идет поиск доказательств «координации действий» между людьми Трампа и представителями российского правительства.


Коми сказал, что в целом объекты проводившейся спецоперации могли даже не знать о том, что имеют дело с агентами российского государства. Они могли думать, что поддерживают контакты с иностранными бизнесменами, с учеными, со студентами, или даже что у них роман с дамой, которая на деле являлась шпионкой.


«Можно оказать содействие иностранному государству… не понимая, с кем имеешь дело. Ты думаешь, что помогаешь приятелю, ведущему исследования в китайском университете, а на самом деле, ты передаешь ему информацию, которая впоследствии окажется у китайского правительства», — сказал Коми.


То обстоятельство, что Коми не пожелал делиться подробностями о работе ФБР в данном направлении, это плохая новость для администрации Трампа, заявил Бенджамин Уиттс (Benjamin Wittes), работающий старшим научным сотрудником Института Брукингса и редактором блога по вопросам национальной безопасности Lawfare.


Все дело в том, что если бы расследование находилось на завершающем этапе, или если бы оно казалось малозначительным, Коми был бы намного разговорчивее. Его скрытность «говорит о том, что расследование против России продолжается, и что дата его завершения неизвестна, а поэтому оно будет долгое время висеть над Трампом дамокловым мечом, и директор ФБР захочет довести его до конца», пишет Уиттс в Lawfare.