Нечто неопределённое готовится в столице США и оно не может быть объяснено визитом трех арабских лидеров: президента Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси, короля Иордании Абдаллы II, главы Палестинской автономии Махмуда Аббаса.


У каждого из этих визитов есть своя повестка дня, которая отражается в обсуждении развития двусторонних отношений с новым главой Белого дома. Однако все визиты связывают две основные темы. Каждая сторона рассматривает баланс сил в регионах, охваченных войной. Кроме того, каждое их действие будет влиять на дальнейшее развитие событий.


Первое дело — война против ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.) и других экстремистских организаций, включая призыв к созданию военного союза во главе с США под образным названием «арабское НАТО». Но нет никакой информации о том, как это осуществить и где поле противостояния?


Президент США Дональд Трамп во время своей избирательной кампании подверг резкой критике альянс НАТО. Он считает эту организацию неэффективной, особенно учитывая финансовые затраты США на обеспечение НАТО. Кроме того, Трамп пригрозил выходом из НАТО, основываясь на вышеуказанном аргументе.


Роль руководства США в Европе со времен Второй мировой войны была основана главным образом на его военной мощи и обеспечении защиты европейских государств, которые входят в так называемую западную коалицию.


Однако выход из НАТО серьезно снизит стратегическое влияние американской власти.


Эта проблема выходит за пределы полномочий Трампа или любого другого президента. Никакое решение не возможно без «красных линий», проходящих через Пентагон, службы разведки и Конгресс.


Поэтому фактически, игнорируется призыв к созданию «арабскому НАТО», которое сможет урегулировать непрекращающийся конфликт на Ближнем Востоке.


Однако принципиальный отказ от участия в любых военных объединениях, доставшийся в наследство от освободительных движений 50-х годов прошлого века под руководством Гамаля Насера, продолжает существовать.


Администрация США стремилась создать новый Багдадский пакт (СЕНТО, Организация Центрального Договора — военно-политический блок на Ближнем и Среднем Востоке, созданный по инициативе США, Великобритании и Турции в 1955, просуществовал до 1979 года — прим. ред.) с целью «заполнить пустоту», которая была с момента политического поражения британской и французской империй в Суэцкой войне 1956 года.

 

Гамаль Насер был не одинок. Египет не был одинок. Отказ от участия в военных союзах был продиктован волей всего арабского народа, которую нельзя было игнорировать.


Арабская национальная безопасность в любом виде не отвечает ничьим интересам, поэтому тормозится проект о создании «арабского НАТО». Трамп не отвечает на вопросы о своей стратегии в борьбе с терроризмом, поэтому любые его высказывания о создании такого проекта не принимаются всерьёз.


Ни один ответ Трампа о том, что именно имеет в виду его администрация, говоря о зонах безопасности в Сирии, о возможном разделение Сирии и образовании курдского мини-государства, которое впоследствии присоединится к иракскому Курдистану, не был четким.


Турция со всей своей военной и политической властью выступает против подобного сценария. Без арабской влиятельной позиции невозможно сохранить территориальную целостность Сирии.


Ни один ответ Трампа о военной интервенции США в Мосуле, Ракке и других районах Ирака и Сирии не был достаточно внятен.


Есть серьезные признаки, свидетельствующие о возможном разделении двух арабских стран, основывающиеся на заявлениях о том, что американские войска не покинут регион после окончания войны против ИГИЛ.


Таким образом, возникает проблема борьбы с терроризмом и ее последствиями. Обсуждение этой темы ожидается в ходе визита трех арабских лидеров в Вашингтон. Кроме того, добавляются критические вопросы территориальных проблем и определения судеб участников конфликта.


Новый виток урегулирования арабо-израильского конфликта — это минное поле. Особенно, что касается компромисса с Израилем без наличия убедительных доказательств о его готовности покинуть оккупированную территорию на Западном берегу или на сирийских Голанских высотах.


Возможно, все речи об урегулировании арабо-израильского конфликта не имеют без четкого плана, а являются лишь основной нового проекта Трампа.


Нужно помнить также о заявлениях Трампа на встрече с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в Белом доме, когда он согласился с большинством сионистских высказываний.


Кроме того, ни одна международная инстанция, на которую ссылались бы все инициаторы, стремящиеся урегулировать арабо-израильский конфликт, не желает признавать «решение проблемы двух государств». Трамп пренебрежительно говорил об исторической резолюции Совета Безопасности ООН, осуждающей строительство поселений на Западном берегу, которая была принята за несколько дней до его вступления на пост президента США. Трамп пообещал оказать давление для того, чтобы эта резолюция была отменена.


Он также пообещал переместить посольство своей страны в Иерусалим, предлагая идею единого государства (еврейского государства), которая станет началом наиболее масштабного и самого опасного переселения палестинцев с 1948.


Почему этот человек предал гласности свои идеи сейчас, когда США поддерживает инициативы мирного урегулирования конфликта на Ближнем Востоке?


Первая гипотеза: он возвращается к своей основной стратегии, которую он высказывал ранее. А именно добиться того, чтобы борьба с ИГИЛ, которая затронула даже крупные западные столицы, не завершилась, и весь регион пребывал в состоянии хаоса, пока не урегулируется арабо-израильский конфликт.


Эта гипотеза соответствует логике, к которой апеллируют многие европейские страны (во главе с Францией). Но она не объясняет всего, что касается Трампа.


Не может человек, который громогласно заявляет о борьбе с иммигрантами, меньшинствами, женщинами и свободой прессы в одночасье стать человеком мира!


Вторая гипотеза: он пытается решить внутренние проблемы своей страны, завязанные на ближневосточном кризисе, призывая к миру и «священной миссии», которую кроме него никто не сможет выполнить.


Почти наверняка эта гипотеза все еще тяжело воспринимается и отторгается американским обществом, подрывая популярность Трампа намного быстрее, чем это когда-либо случалось с другим президентом.


Верховный суд США не поддержал указ Трампа о запрете на въезд граждан нескольких мусульманских стран в США, из-за того, что они представляют собой потенциальную террористическую угрозу.


Борьба внутри республиканской партии, которая обладает большинством в Конгрессе, служит причиной отмены проекта реформы здравоохранения.


В свою очередь, демократов обвинили в успехе на президентских выборах из-за роли России в этих выборах. Республиканцы могут отказаться участвовать в расследовании, если это потребует дополнительного финансирования.


Европейские правые и левые традиционалисты рассматриваются как политические сторонники нового популизма, который угрожает подорвать современные ценности: общественные свободы, права человека, многообразие и мирное сосуществовании между меньшинствами и религиями.


Его образ лидера, реализующего интересы США, потерпел крах. Голливуд, большинство СМИ и научно-исследовательских центров подтверждают это.


Согласно этой гипотезе, Трамп пытается убежать от обвинений внутри страны в неспособности разрешить кризис так же, как и его предшественники, бывшие президенты США. О каком тогда урегулировании мы можем говорить?


Этот вопрос следует задать напрямую президенту США.


Это первый раз в истории арабо-израильского конфликта, когда выдвигается инициатива без каких-либо обоснований и возможных решений. Как будто процесс мирного урегулирования будет двигаться самостоятельно — без руля и двигателя.


Совершенно ясно, что все опубликованные арабские резолюции, принятые на «саммите Мертвого моря» (саммит Лиги арабских государств, который состоялся в Иордании 29-30 марта — прим. ред.) по палестинской проблеме не помешают противостоять будущим проблемам. Эти резолюции будут выполнять роль заграждения перед ожидаемыми волнами давления, которые обрушатся на них.


Подчеркиваем, что арабская инициатива это единственное решение на данный момент. Любой шаг в сторону компромиссов не поддерживается той или иной стороной.


Согласно инициативе, полная нормализация отношений возможна лишь после полного ухода Израиля с арабских территорий, окулированных с 1976 г.


Высказанная Трампом инициатива о «двух государствах» это ещё один камень преткновения, поддерживаемый международным сообществом.


Некоторые уступки, включая тёплые отношения с Израилем и его уход с оккупированных территорий, это то без чего не может быть мира. Отказ от этих уступок может дорого стоить.