Это должно было произойти. Этот конфликт из-за Сирии фактически гарантирует разрыв братской дружбы между Трампом и Путиным.

 

Открытость президента Дональда Трампа по отношению к Путину была тем внешнеполитическим аспектом, который служил основной причиной его разобщенности с остальными республиканцами.

 

Но Россию и США разделяет такое количество вопросов, что Белому дому, конечно же, придется с этим смириться.

Непримиримый конфликт между Россией и США из-за Сирии способствует осложнению нашумевшего процесса — разворачивающейся в США на протяжении нескольких месяцев политической драмы, связанной с вмешательством России в американские выборы и ответной реакцией Трампа.

 

Какие члены избирательного штаба Трампа встречались с российскими должностными лицами? У кого из них имеются финансовые связи с Россией? Кто расследует дело, связанное с заявлениями разведывательного сообщества США о том, что русские пытались помочь Трампу и нанесли ущерб кандидату от Демократической партии Хиллари Клинтон?

 

Такая риторика ни к чему не ведет. ФБР продолжает расследование — так же, как и Комитет Сената по разведке. Считается, что и Комитет Палаты представителей по разведке тоже ведет расследование, но оно, мягко говоря, сопряжено с проблемами.

 

Связям соратников и работников аппарата Трампа с Россией (прежним и нынешним) способствовала готовность Трампа начать заново отношения с президентом России Владимиром Путиным, которого он защищал в американских СМИ.

 

Помните, как Билл О'Рейли (Bill O'Reilly) «натравливал» Трампа на Путина, заявляя, что этот русский — «убийца»?

 

«Думаете, наша страна такая уж невинная?», — парировал Трамп в ответ ведущему программы на телеканале Fox News.

 

Именно такие отношения Путин и Трамп считали важными во время президентской кампании, когда оба они хотели поражения Клинтон.

 

И теперь, когда эти двое обнаружили, что их интересы ущемляются, будет интересно понаблюдать, кто из них выгадает.

 

Именно увиденные Трампом кадры с сирийскими детьми, ставшими жертвами того, что, по мнению официальных лиц, было зарином, заставило его (в качестве президента) действовать решительно и резко изменить позицию в отношении Сирии. Ранее, когда президентом США был Барак Обама, Трамп выступал против военных действий в этой стране в ответ на применение химического оружия, и критиковал бывшего президента за то, что тот назвал это «красной линией».

В четверг перед нанесением ракетных ударов Трамп заявил, что увиденные кадры стали для него чем-то гораздо более серьезным, чем пересечение «красной линии».

 

«Когда вы убиваете невинных детей, невинных младенцев, детей, маленьких детей с помощью химического газа, который настолько смертелен, что люди были в шоке, когда узнали, что это был за газ, это выходит за всякие рамки — за очень многие границы, за пределы „красной черты"».

 

Путин сразу же осудил ответный ракетный удар, нанесенный по приказу Трампа, назвав его «агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права».

 

США и Россия вступили в конфликт по этому вопросу в Совете Безопасности ООН, где Россия, обладающая правом вето, заблокировала международные действия против Сирии.

 

Трудно сказать, испортят ли их противоположные мнения по этому вопросу зарождающиеся между ними отношения мировых лидеров, но совершенно ясно, что Трамп теперь понимает многих представителей политической элиты из числа республиканцев — Джон Маккейн (John McCain) постоянно называет Путина «бандитом», а Митт Ромни (Mitt Romney), как известно, в 2012 году назвал Россию США «геополитическим врагом № 1» (за что Обама его тогда высмеял).

 

Возможно, что этот эпизод в Сирии, который стал для Трампа-президента новым серьезным испытанием, также заставит его понять ту обеспокоенность, которую уже давно испытывают в связи с Россией многие его однопартийцы.