В Москве 12 апреля состоялась встреча госсекретаря США Рекса Тиллерсона с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Кроме того, Тиллерсон встретился с президентом России Владимиром Путиным. За несколько часов до визита Тиллерсон поставил Кремлю ультиматум: продолжить поддержку Башара Асада или присоединиться к западным странам, считающим нынешний режим в Сирии неперспективным.


Очередной этап ухудшения российско-американских отношений наступил из-за сирийского вопроса. 4 апреля после авиаудара сирийской правительственной армии город в провинции Идлиб подвергся химической атаке. В ответ на это 7 апреля США нанесли ракетный удар по авиабазе в Сирии, откуда совершила боевой вылет авиация Асада. 12 апреля президент США Дональд Трамп обвинил Россию в попытке снять вину с президента Сирии за атаку на мирных жителей. Перед американскими выборами российские власти поддерживали кандидатуру Дональда Трампа и надеялись, что его администрация пойдет навстречу России. Но в феврале Трамп заявил, что ожидает от России прекращения насилия на востоке Украины и возвращения ей аннексированного Крыма. После этого изменилась и риторика Кремля: пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал нынешние отношения США и России даже хуже, чем во времена холодной войны.


Что обсуждали главы внешнеполитических ведомств в российской столице? С каким посылом госсекретарь США приехал в Москву? Об этом говорят политолог, директор международной некоммерческой организации «Евразийская демократическая инициатива» Питер Залмаев и украинский политолог Тарас Березовец.


«Крым.Реалии»: С нами на связи директор международной некоммерческой организации «Евразийская демократическая инициатива» Питер Залмаев. Питер, изначально не предполагалось, что господин Тиллерсон будет встречаться с президентом России. Что означает эта встреча?


​Питер Залмаев: Встреча Тиллерсона с Путиным — это и для меня новость. Тиллерсон — первый госсекретарь США, начиная со времен Эйзенхауэра, который не был принят российским президентом. Сейчас — разворот на 180 градусов, говорящий о том, что в Москве идут маневры касательно того, как вести себя с Трампом, особенно в контексте ударов по Сирии со стороны России. Надо понимать, что у Тиллерсона свои давнишние теплые отношения с российским руководством. Так что было принято решение не терять это базовое звено, потенциального союзника в Белом доме.


— Питер, чего хочет Кремль от этой встречи?


— Для Тиллерсона это неудобная ситуация. Думаю, Россия понимает: у американцев нет особого интереса погрязать в Сирии, они готовы лишь на точечные удары, и Вашингтон не собирается свергать режим Асада. Сейчас России нужно продолжение давления на Украину, поиски потенциальных союзников в украинском вопросе внутри Белого дома. Это может быть даже надежда на большую сделку: признать Крым российским в обмен на урегулирование ситуации на востоке Украины. Россия теряет в Сирии намного больше, она слишком много поставила на кон. А Вашингтону эта авантюра не нужна. И последние события в Сирии произошли в силу внутренних реалий Белого дома. У Трампа катастрофически низкий рейтинг популярности, длится скандал вокруг возможной связи его администрации с Кремлем, и нужно срочно отвлечь внимание общественности. А ничто так не отвлекает внимание общественности, как 50 «томагавков», выпущенных по арабской стране.


— Что может предложить Москва США, кроме своего участия или неучастия в сирийском вопросе, если она так заинтересована в сохранении влияния на Украину?


— Одним из главных заявлений Трампа во время предвыборной кампании была борьба с терроризмом, с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) — но не с Асадом. Трамп должен хоть как-то показать своим избирателям, что эта программа выполняется. А бомбежкой армии Асада потенциально усиливаются позиции террористов. Если будет найдена общая формула действий по борьбе с терроризмом, с ИГИЛ. Это было бы выигрышем для обеих сторон.


— С нами на связи украинский политолог Тарас Березовец. Тарас, возможно ли при действиях России построение желанной для Запада системы безопасности в Европе?


Тарас ​Березовец: Россия не будет решать проблему терроризма, так как она сама — источник террористической угрозы. Очевидно, это начало доходить до наших европейских партнеров. Они не станут озвучивать это публично. Но то, что с Путиным нельзя иметь дела, так как он ненадежный союзник, — позиция, с которой сегодня выступает ключевой союзник США в Европе — Великобритания. Трамп не столь искушен в международных вопросах, и в этом плане важную роль как раз может сыграть премьер-министр Великобритании Тереза Мэй — к слову, она была первым лидером, с которым встретился после инаугурации Дональд Трамп. Тема Украины при этом не снимается с повестки дня. Но это не единственная проблема ЕС и США, не единственный фактор, который Запад учитывает отношениях с Россией. Однако процесс легализации Крыма как аннексированного Россией субъекта буксует и, можно сказать, провалился. Очень сомнительно, что Запад будет пересматривать статус Крыма.