Дональд Трамп отобрал главную роль у Владимира Путина. Теперь все знают, что американский лидер — рисковый парень и может что-то эдакое учудить. Еще недавно он убеждал, что в сирийскую ситуацию вмешиваться не стоит. Мол, пусть президент Башар Асад сидит себе, сколько ему заблагорассудится. И вдруг — отправляет «Томагавки» бомбить местную военную базу, на которой должны были находиться и российские С-300.


Своим сирийским «гамбитом» Трамп перевернул шахматную доску и смешал игру остальных игроков, заставив их открыть рты и остаться в этом интересном положении. Президент США явно наслаждается сюрпризом. Наблюдатели спешат сделать вывод: Трамп навалял Путину. Может быть, но сомнительно. Давайте разложим то, что лежит на поверхности.


Во-первых, я бы не стала восхищаться чувствительностью Трампа в отношении «маленьких прекрасных деток», павших жертвой применения, скорее всего Асадом, нервно-паралитического газа. Почему тогда Трампа до сих пор не волновали тысячи сирийских жертв и почему он решил не пускать сирийских беженцев в США? Решение о гамбите принято, исходя не из гуманизма, а других расчетов.


Дело в том, что Трампу удалось изменить внутриполитический американский нарратив: избавиться от подозрений в том, что он стал «пуделем Путина» и получить шансы заблокировать расследование ФБР в отношении связей своей команды с Москвой. Одновременно Трамп сумел использовать беспроигрышную карту — мобилизацию народа вокруг президента с помощью военной риторики. И ведь сработало! Лидер США, которому предрекали неизбежный импичмент, сумел изменить настрой своих основных противников. И обезоружить главного недруга: медиа вдруг стали восхищаться тем, кого еще вчера валяли в грязи. Всего 59 «Томагавков» — вот цена за вновь приобретенную легитимность власти в глазах ее противников.


«Томагавки», конечно, не должны были разрешить сирийский кризис или раскачать Асада. Это было ясно по характеру удара и подтверждено трамповскими соратниками. Как отметил госсекретарь США Рекс Тиллерсон в интервью ABC, сирийский удар ни в коем случае не означает попытки Вашингтона сменить в Сирии режим. Задача — предупредить Асада. Конечно, Тиллерсон отчасти лукавит — были и другие тактические задачи. Коль скоро Трамп перед принятием решения заперся с Джеймсом Мэттисом, своим министром обороны, который, в отличие от Трампа, понимает толк в военной стратегии, то, видимо, ракетный удар в момент встречи с китайским лидером Си Цзиньпином был предназначен в качестве десерта к их обеду. Трамп воспринимает Китай (а не Россию) как вторую мировую державу и основной объект сдерживания. А потому китайцы получили предупреждение: не лезьте на рожон. И еще — пора кончать защищать северокорейского безумца, размахивающего атомной бомбой.


А каков был месседж Путину, спросите вы. Думаю, Трамп не планирует вступать в конфронтацию с Кремлем. Именно поэтому Вашингтон заранее предупредил Москву о том, что грядет.


Напомню: российскую противоракетную оборону не задействовали. Молчание российских С-300 было компенсировано жесткой кремлевской риторикой и даже выходом Кремля из российско-американского соглашения о предотвращении столкновений в воздухе. Ну а как иначе? Проглотить пощечину? Теперь госсекретарь Тиллерсон должен смикшировать напряжение и восстановить равновесие в отношениях с Кремлем.


Создается впечатление, что загонять Путина в угол Вашингтон не намерен. Американцам вовсе не нужен альянс России с Ираном, а тем более с Китаем. В свою очередь Путин получил возможность вернуться к уже опробованной мобилизации за счет «врага» — удобная вещь перед выборами. Но и он не хочет конфронтации с Америкой. Наоборот: Кремль пытается найти форму диалога. Ведь на этом основывается нынешняя модель выживания российского самодержавия: использовать ресурсы Запада и противостоять Западу внутри России. Правда, теперь Кремлю придется экспериментировать в более неблагоприятной ситуации: Трамп ведь не Обама, при котором можно было дергать США за хвост и усы.


А пока, по меткому выражению редактора американского журнала Atlantic Джеффри Голдберга, Трамп похоронил доктрину Обамы, суть которой была в невмешательстве США в мировые дела. И начал эксперимент, который Голдберг назвал «изоляционизмом с возможностью вмешательства». Трамп дает понять, что будет создавать собственные правила и переворачивать шахматную доску. Мир застыл в нервном ожидании новых сюрпризов. Теперь на роль Терминатора вместо российского лидера претендует американский. И пока неясно, как на новую ситуацию отреагируют те, кто до сих пор резвился на мировой политической сцене.