У тех, кто в течение нескольких последних лет следил за постсоветским пространством, не могли не вызывать шок случаи исторического ревизионизма. Утверждения о принадлежности Крыма конкурировали с якобы имевшими место обещаниями Вашингтона российскому правительству о нерасширении НАТО, и все это — среди растущей уверенности в том, что так называемая Новороссия является отдельным государством в составе Украины.


Неудивительно, что этот ревизионизм всегда шел в пользу Москвы и просачивался, очевидно, через ряд пропагандистских рупоров Кремля. Но за последние несколько месяцев на первый план вышел другой пример фальсификации истории, охватывающий события, произошедшие более двух десятилетий назад.


Послушать информационные каналы приверженцев теории заговора и ультралевых, так недавнее вмешательство России в ход американских выборов — это лишь ответная реакция на сыгранную Вашингтоном роль в московских выборах 1996 года, когда занимавший в то время президентское кресло Борис Ельцин обошел во втором туре выборов реваншистского коммуниста Геннадия Зюганова с его невразумительными речами — благодаря, по всей видимости, американскому вмешательству.


Отслеживание схемы откорректированного варианта этого события много времени не займет. Благодаря ненадежным аккаунтам в Твиттере, немалому количеству законспирированных «новостных» сайтов и, конечно, визгливому и непредсказуемому порталу Russia Insider идея об американском влиянии на выборы 1996 года вызвала бурю эмоций среди мелких политических сил и публикаций.


Ревизионизм этот прижился среди тех, кто только недавно нашел на карте постсоветское пространство, и тех, кто уже был предрасположен считать Москву доброжелательным, измученным государством, чьи действия после 2014 года — в Крыму и Вашингтоне — можно оправдать простой реакцией на предыдущие преступления США. Вместо того, чтобы рассматривать Кремль как самостоятельную ревизионистскую силу, эти ультралевые фракции предпочли бы прилюдно «прокачивать» упорствующий «какнасчётизм».


Началась эта история, по-видимому, с обложки журнала Time 1996 года. На ней был изображен одутловатый Ельцин с американским флагом в руках, а заголовок кричал «Янки, на помощь!». Статья была посвящена усилиям трех американских консультантов западного побережья — Джорджа Гортона, Джозефа Шумейта и Ричарда Дреснера, бывших штатных сотрудников экс-губернатора Калифорнии Пита Уилсона — и представляла их якобы ключевыми для переизбрания Ельцина фигурами. В порыве наглости один из консультантов описал свою работу как «чисто образовательную».


Обложка, да и сама точка зрения были настолько хороши, что ультралевые сайты не могли пренебречь ими в поисках оправдания компьютерной атаки со стороны России. Издание TruthOut в прошлом месяце привело показательный пример, утверждая, что консультанты «тайно руководили кампанией по переизбранию Ельцина». AlterNet недавно опубликовало интервью, гость которого — владелец сайта, утверждающего, что Обама возглавил «нападение на „Новый курс" Рузвельта и программу борьбы с бедностью Линдона Джонсона», — добавил, что Ельцин был не более, чем «пьяной марионеткой США». Одна из статей на данную тему, опубликованная в «независимом социалистическом журнале» в 2006 году, недавно стала вновь актуальна, давая возможность новым читателям ознакомиться с разделом «размышления Фиделя».


Но утверждения о том, что США повлияли на выборы 1996 года никогда не ограничивались исключительно эксцентричными конспирологическими веб-сайтами. В конце 2016 года статью на эту тему опубликовала Guardian, ссылаясь на провокационные заявления профессора Нью-Йоркского университета Стивена Коэна, известного прежде всего благодаря доверию «референдумам о самостоятельности», проведенным пророссийскими сепаратистами на востоке Украине. (В этом месяце Коэн поставил под сомнение то, что за последними нападениями с применением химического оружия в Сирии стоит сам президент Башар Асад). Ультралевый журнал Jacobin представил статью, в которой утверждалось, что усилия США в 1996 году были «еще более наглой кампанией по вмешательству в выборы», чем действия Кремля в 2016.


Ни для кого, конечно, не было секретом то, что в 1996 году Вашингтон предпочел Ельцина Зюганову. Как сказал президент Билл Клинтон заместителю госсекретаря США Строубу Тэлботту, помимо речи о выдвижении кандидатов «мы должны всячески помогать ему во всех прочих отношениях». Вашингтон действительно воспользовался определенными возможностями для повышения шансов Ельцина на победу, в том числе поспособствовал получению Россией кредита МВФ в размере 10,2 миллиарда долларов. Поддержка США была настолько существенной, что попала в недавно составленную ученым-политологом университета Карнеги-Меллон Довом Левином базу данных о возглавляемых Вашингтоном и Москвой вмешательствах в выборы.


Но идея о том, что усилия Вашингтона в 1996 году аналогичны по форме или методам кампании 2016 не просто неэффективна, она представляет собой риторическую тактику, ослабляющую — преднамеренно или нет — масштаб выступлений Кремля против демократических основ Америки. Усилия Клинтона, к примеру, не принесли больших результатов по сравнению со, скажем, инициативой Обамы повлиять на референдум о выходе Великобритании из ЕС в 2016 году. Только самые напористые утверждают, что Обама все же «вмешался» в ход голосования по «Брекситу».


Аналогичным образом, идея о том, что американские консультанты в 1996 году повлияли на заключительное голосование в ходе российских выборов — или об их сколько-нибудь заметной роли в ельцинской кампании — столь же нелепа, как заверения в том, что президентские выборы 2018 года в Москве будут свободными и справедливыми.


Бывший посол США в РФ и гуру исследований российской демократизации Майкл МакФол написал, что считает утверждения консультантов о «внедрении демократии в империи зла» «нелепыми». Кроме того, многие высказанные этими консультантами невпопад советы были либо уже приняты к сведению, либо имели привкус настолько очевидного «импорта», что граничили с откровенной снисходительностью. МакФол добавил, что точка зрения, которой придерживалась Time, «нанесла оскорбление умственным способностям и опыту тех россиян, кто был действительно причастен к успеху кампании, смутила американскую журналистику и запятнала законные достижения американцев, которые в течение многих лет жили и работали в России ради укрепления зарождающихся в стране демократических институтов».


Другие свидетели или действующие лица тех выборов утверждение МакФола поддерживают.


Дочь Ельцина рассказала New York Times, что никакие из действий американцев не были ключевыми ни в планировании, ни в стратегии. Главный политический советник Ельцина добавил, что команда российского президента выработала одно из основных направлений кампании, сосредоточенное на антикоммунистических усилиях, «без какой-либо помощи американских советников», и заявил, что американцы почти не выявили своего присутствия или деятельности. Как отметила Times, американцы, «похоже, не имели контактов с другими главными политтехнологами кампании». Ведущий ельцинский специалист по опросам общественного мнения добавил, что «когда принимались все реальные решения, их не было». Тэлботт, отвечавший в администрации Клинтона за отношения с Россией, также заявил, что роль американских консультантов была «мизерной».


Но вместо того, чтобы изучать, скажем, поддержку со стороны российских олигархов по пресловутым залоговым схемам или смерть лидера Чечни Джохара Дудаева или даже поверхностное содействие кандидата от третьей партии генерала Александра Лебедя, а также то, как совокупность этих факторов помогла Ельцину одержать волевую победу, многие американские журналисты, как оказалось, стремятся уверовать в пиар самих консультантов. Бездумно повторяемые в такого рода отчетах утверждения, как отмечает Times, создали собственную линию освещения событий под названием «Продажа консультантов».


А теперь, спустя около двух десятилетий, американские крайние группы умело использовали эти утверждения, равно как и обложку Time, для собственной интерпретации событий: действия России в 2016 году оправданы из-за американского вмешательства в 1996.


Как уже упоминалось выше, некоторые даже утверждали, что усилия США были гораздо более вопиющими, чем кампания Кремля. Что очень удобно игнорирует тот факт, что в Москве торговали краденными коммюнике, незаконно передавая указанные документы человеку, который в настоящее время отсиживается в посольстве, дабы избежать обвинений в сексуальных домогательствах и который в свободное от телевизионного шоу на российском пропагандистском канале время возглавляет организацию, чьи постсоветские связи уже ставили под угрозу выступающих против самодержавия диссидентов региона.


Само собой разумеется, выборы 1996 года для многих в России были чем-то вроде фаустовской сделки с Мефистофелем, «моментом первородного греха», как написал обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский. А Ельцин спустя несколько лет уступил президентское кресло человеку, который уютно устроился в Кремле и остается там по сей день, а ведь прошло почти 20 лет. Но вопреки тому, во что верят крайне левые группы, Ельцина к власти вернули не американские консультанты. И не они породили того российского лидера, который в 2016 году контролировал крупнейшие на сегодняшний день усилия Москвы по вмешательству в американские выборы.