Государственная дума России приняла в первом чтении поправки в закон «О выборах президента». В 2018 году дату голосования планируют перенести на неделю, чтобы она совпала с годовщиной аннексии Крыма. Кроме того, поправки упраздняют открепительные удостоверения, то есть россияне смогут голосовать на любом участке, после чего, благодаря электронному реестру ЦИК, снова отдать свой голос не получится. Однако российские оппозиционеры считают, что манипуляции с реестром позволят властям корректировать результаты.


Об особенностях будущих выборов президента России и роли Крыма в новых политических условиях в эфире Радио Крым.Реалии обсуждают российский политолог Иван Преображенский и российский журналист Андрей Архангельский.


«Крым. Реалии»: Как вы смотрите на упразднение открепительных талонов, Иван?


Иван Преображенский: Я не думаю, что это существенно изменит картину выборов, хотя, безусловно, открывает новые возможности для фальсификаций. Часто фиксировали нарушения, когда по одним и тем же открепительным талонам голосовали несколько раз на разных участках. Эта система целиком устраивает российских губернаторов, которые привыкли таким способом показывать Кремлю свою эффективность: вот, мол, сколько людей они могут выставить за нужного кандидата за счет «каруселей».


— Чего, по-вашему, боятся в Кремле, раз проталкивают такую реформу, Андрей?


Андрей Архангельский: В предвыборных действиях российских властей чувствуется неуверенность, хотя формально причин для нее нет. Правда, многие политологи отмечают, что так называемый «посткрымский консенсус» разрушился. Это показали те же антикоррупционные акции 26 марта, которые хоть и были малочисленными, но дали Кремлю понять, чем на самом деле интересуются граждане — внутренней политикой, а не внешней. Сейчас замглавы Администрации президента Сергей Кириенко, очевидно, занимается поисками «нового большинства» после Крыма.


— Но выборы все же хотят перенести на 18 марта — символическую дату, благодаря аннексии Крыма. Зачем, если консенсуса больше нет?


Иван ​Преображенский: Я не думаю, что посткрымское большинство разрушилось — оно просто сместилось и уменьшилось, но все же это до сих пор около половины населения. Администрация президента пытается добиться максимальной явки и легитимации выборов, так что символическая дата 18 марта уж точно лучше, чем нейтральная. Пусть это не интересует молодежь, которая выходила на акции протеста, но для людей старшего поколения Крым до сих пор имеет ценность и ассоциируется только с Владимиром Путиным.


— Может ли ему составить действенную конкуренцию Алексей Навальный?


​Андрей Архангельский: Когда политическое поле зачищено, говорить о соперниках действующего президента, конечно, бессмысленно. Алексей Навальный пока далек от того, чтобы ассоциироваться с альтернативой Владимиру Путину, но он все же единственный, кто может приблизиться к подобному статусу. Сегодня это главный оппозиционер только для пользователей социальных сетей, а для мира телевизора он чуть ли не иностранный шпион. Чем закончится столкновение двух разных миров? Вот в чем главная интрига выборов.


Иван Преображенский: По моим наблюдениям, все так и есть: для молодежи не существует ни Григория Явлинского, ни лидеров так называемой «думской оппозиции». Вопрос «Путин или Навальный?» вполне актуален для нового поколения.


— Какую повестку сможет представить Кремль к 2018 году?


Андрей Архангельский: Пока что это загадка. По всей видимости, в Администрации президента сейчас решают, что именно делать: или закручивать гайки, или допустить некоторую либерализацию, или актуализировать внутреннюю политику за счет внешней. Единственное, что придумали в Кремле, — это привязать выборы к годовщине аннексии Крыма, надеясь, что она снова заставит россиян мобилизоваться.