Сокацу Инаи: Не похоже, что КНДР собирается отказаться от военных провокаций. Как будут действовать США?


Иэн Бреммер: США направили к Корейскому полуострову авианосец. Также КНДР были сделаны многочисленные предупреждения. Тем не менее США больше нечего предпринять (кроме боевых действий). Вашингтон дал слабину, поэтому ему остается только продолжать оказывать давление на Китай с тем, чтобы он воздействовал на КНДР. США надеются, что Китай наложит жесткие санкции против КНДР: остановка экспорта нефти, заморозка счетов северокорейских чиновников и так далее. Проблема в том, какие меры готов предпринять Пекин. Администрация Трампа открыто связала американо-китайскую торговую проблему с вопросом урегулирования северокорейского кризиса. Месседж ракетных ударов в Сирии стоит в том, что США готовы применить силу. С учетом этого существует возможность, что КНР будет оказывать давление на КНДР.


 Ранее в ходе шестисторонних переговоров Китай использовал северокорейский козырь в попытке уравновесить баланс сил с США.


— Я не думаю, что Китай пойдет на такие шаги. Сейчас КНДР представляет большую проблему, чем было раньше. По этой причине Китаю сейчас сложнее создать взаимовыгодные отношения с Японией и РК. После того, как к власти пришел Ким Чен Ын, у Китая стало меньше информации о внутренних делах КНДР. Также снизилось его влияние на Пхеньян. Можно сказать с уверенностью, что в последнее время ядерная и ракетная программы КНДР начали беспокоить Пекин. Политика Китая в отношении КНДР изменилась. Я думаю, Китай усилит санкции против КНДР.


 Есть ли возможность, что США пойдут на военное вмешательство?


— Я считаю, что военное вмешательство США — это не краткосрочная, а среднесрочная проблема. В мае в Южной Корее пройдут президентские выборы. Если КНДР пойдет на ядерные испытания в преддверии выборов в РК (что может спровоцировать военные действия со стороны США), это сыграет на руку кандидату Ан Чхольсу, который предлагает проводить в отношении Пхеньяна более агрессивную политику. Мне кажется, КНДР будет следить выборами в РК, а также за реакцией Китая и США.


 США выступают за ядерное разоружение КНДР.


— Определенно, США хотят, чтобы у КНДР вообще не было ядерных технологий, однако это глупая политика. Это философский подход, который не приведет к переговорам с КНДР. Для того, чтобы Пхеньян заморозил разработку ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет, а также согласился на проведение инспектирования, необходимо заинтересовать его с точки зрения дипломатии и экономики. Для того, чтобы решить эту проблему без применения военной силы, необходим такой же подход, как было в случае с иранской ядерной программой: обсуждение отмены экономических санкций и так далее.


 Прошло три месяца после инаугурации Трампа. Как вы относитесь к его дипломатии?


— В сравнении с первоначальным периодом складывается впечатление, что его дипломатия постепенно нормализуется. Стивен Беннон (Stephen Bannon) покинул Совет национальной безопасности. Майкла Флинна (Michael Flynn) сменил Герберт Макмастер (Herbert McMaster), который знаком с подобной работой не понаслышке. Макмастер не просто военный стратег. Он мудр и способен принимать ответственные решения. Он вносит свой вклад в улучшение политики администрации Трампа в сфере дипломатии и безопасности. Джон Хантсман (Jon Huntsman), назначенный послом США в России, также имеет опыт работы послом в Китае. Он способный дипломат, который сыграет большую роль в области дипломатических отношений с Россией. Кроме того, в Совет национальной безопасности вошла Дина Пауэлл (Dina Powel), сменившая Кэтлин Макфарленд (Kathleen McFarland). То есть во властных кругах начали собираться эксперты из Республиканской партии. Тем не менее лозунг Трампа «США прежде всего» попахивает обособленностью, которая означает отказ от роли международного полицейского и отрицание свободной торговли. Трамп не делает акцент на союзнические отношения, предлагая вести переговоры с каждой страной отдельно. Это отчетливо проявилось за последние три месяца нахождения администрации Трампа у власти.


 Кто по вашему мнению является ключевой фигурой в области взаимоотношений с КНДР?


— Что касается военной сферы, то это — министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis). Кроме того, это — советник президента Макмастер и старший советник Джаред Кушнер (Jared Kushner). Что касается всей дипломатии в целом, то Кушнер пользуется большим доверием Трампа. У Кушнера нет никакого опыта общения с КНДР. У госсекретаря Рекса Тиллерсона нет опыта работы с азиатскими странами. Поэтому его нельзя назвать ключевой фигурой по северокорейской проблеме.


Трамп придает особое значение военной силе. Следует полагать, что США вновь вернулись к дипломатии силы?


— Трамп является также верховным главнокомандующим. Он может воспользоваться военной мощью, не наткнувшись практически ни на какие препятствия со стороны Конгресса. США пользуются подавляющим преимуществом в области военной мощи. Трампу нравится, что США проще оказывать влияние на мир в этой сфере в сравнении с другими областями (экономика, технологии и так далее).


— Администрация Трампа планирует увеличить оборонный бюджет на 54 миллиарда долларов. Историческое увеличение суммы оборонного бюджета напоминает тесные взаимоотношения между американскими властями и обронной промышленностью в период холодной воны.


— Это не так. Действительно, складывается впечатление, что Трамп тесно контактирует с руководством оборонных предприятий. Прекрасно известно, что американский лидер посетил заводы Boeing и Lockheed Martin, высоко оценив их деятельность. Ранее Трамп заявлял, что Экспортно-импортный банк не нужен, однако он изменил свое отношение, как того хотят военные компании. Похоже, что Трамп поддерживает оборонные предприятия, однако эти отношения могут изменится. Во времена холодной войны отношения между правительством и военными были более глубокими и тесными с точки зрения стратегии и долгосрочной перспективы.


 Геополитические риски растут не только в КНДР и на Ближнем Востоке, но также и в Европе.


— Причина в том, что в мире нет лидирующей страны. Ситуация G-zero углубляется. Если обратиться к истории, то после 9/11 интерес американцев к тому, чтобы играть лидирующую роль в мире, снизился. Неудачные войны в Ираке и Афганистане, на которые были потрачены громадные суммы, также сыграли свою роль. Кроме того, серьезно влияют экономические факторы. Более 50% американцев чувствуют, что им нет никакой пользы от глобализации и свободной торговли, которые продвигают США. Также повлияло то, что в результате сланцевой революции снизилась зависимость от Ближнего Востока с точки зрения энергетики. Влияние США снижается, а Китай и Россия, наоборот, активизировались. В Европе распространяется популизм. Еще до прихода к власти Трампа было много предпосылок для роста геополитических рисков, которые предоставили Великобритании возможность выйти из ЕС и так далее. Тем не менее появление администрации Трампа, провозгласившей принцип «США прежде всего», стало последней каплей. Это привело к небывалому росту геополитических рисков.

 

Иэн Бреммер — президент американского мозгового центра Eurasia Group.