До того, как Дональд Трамп победил на выборах в ноябре, нас предупреждали, что он — русский агент. Что он фашист. Что он в корне изменит правила и нарушит традиции, лежащие в основе управления страной. И что это ненормально.


Теперь, когда мы приближаемся к 100-дневной отметке его президентства, стоит отметить, что президент вопреки ожиданиям не действует наперекор устоявшимся нормам. И хотя на первом этапе президентства Трампа есть много такого, что можно было бы подвергнуть критике, он не оказался «сибирским кандидатом» и не ознаменовал второй приход Муссолини.


Начнем с России. ФБР продолжает расследование, пытаясь выяснить, были ли члены его избирательного штаба в сговоре с Россией, и каким образом они могли действовать совместно с Россией, пытавшейся повлиять на президентские выборы. Однако в том, что касается реальной политики, Трамп выбрал по отношению к России гораздо более жесткую линию, чем та, за которую он выступал в ходе предвыборной кампании или которой придерживался в первые несколько недель на президентском посту.


В первый месяц президентства Трампа существовали обоснованные опасения, что он попытается заключить с Россией большую сделку. Он хвастался тем, что одобрительное отношение к нему со стороны российского президента Владимира Путина ценно и является «активом». И он всячески старался избавить Путина от суровой критики, которую приберегал практически для всех остальных.


Но перезагрузки отношений не происходит. Более того, справедливости ради следует сказать, что Трамп гораздо доброжелательнее относится к Китаю, традиционному азиатскому сопернику России. Трамп полностью исключил возможность заключения многосторонних торговых сделок с соседями Китая, известного как Транстихоокеанское партнерство. Он отказался от своей угрозы пересмотреть политику «одного Китая», согласно которой США не должны признавать суверенитет Тайваня. Недавно он заявил, что не намерен преследовать Китай за валютные махинации, и заявляет нам, что доволен взаимодействием с Пекином в отношении Северной Кореи в условиях нынешнего ядерного кризиса.


Зато Трамп фактически угрожает России — действуя так же, как он обещал в ходе предвыборной кампании действовать в отношении Китая. Его администрация поддержала членство Черногории в НАТО. Россия же не только выступала против этого — по словам прокурора Черногории, в октябре российские агенты были замешаны в неудавшемся государственном перевороте против премьер-министра страны, который является сторонником вступления Черногории в альянс.


Администрация Трампа на прошлой неделе отклонила просьбу компании Exxon Mobil исключить ее из санкционного режима и позволить ей разрабатывать месторождения энергоносителей в Черном море совместно с российским концерном, несмотря на то, что Трамп выбрал на пост госсекретаря главного исполнительного директора Exxon Mobil Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson). Возможно, вы помните его — это он в 2013 году получил российский Орден Дружбы.


Затем в этом месяце было принято решение нанести ракетный удар по сирийской авиабазе, выпустив 59 «Томагавков» после газовой атаки сирийской правительственной армии против взбунтовавшегося населения. Эти ракетные удары по единственному государству на Ближнем Востоке, по-настоящему зависимому от России, застали Москву врасплох, и еще больше испортили отношения, которые Кремль надеялся «перезагрузить» вместе с Трампом. Через несколько дней после ракетного удара администрация Трампа обнародовала досье, разоблачающее фальшивую информацию о газовой атаке в Сирии, которую распространяла сама Россия.


Теперь российско-американские отношения совсем разладились. Обе стороны заявляют, что они находятся на самом низком уровне за всю историю. Российские бомбардировщики на прошлой неделе залетали в воздушное пространство Аляски, проверяя, насколько решительно настроен Трамп. При этом один из американских генералов из числа командующих только что заявил, что Россия вооружает движение «Талибан» в Афганистане. Если Трамп является российским «кротом», то, похоже, эта афера затяжная, и ему придется притворяться очень долго.


Здесь мы добрались до второй пропагандистской байки о не желающем признавать правила и традиции Трампе, согласно которой он — будущий диктатор или фашист. Следует признать, что Трамп в ходе избирательной кампании сам дал своим критикам пищу для размышлений на эту тему. Время от времени он подстрекал своих сторонников на митингах к насильственным действиям в отношении протестующих. Он обещал вернуть практику пыток водой, имитирующих утопление, «и кое-что пострашнее» в отношении террористов, захваченных на поле боя. Он агитировал за то, чтобы запретить мусульманам въезд в страну, и пообещал построить стену на мексиканской границе. А недавно Трамп попытался обхаживать авторитарных лидеров Египта и Турции. Частью этого «сюжета» является и то, что он наполовину поддерживает ультраправого кандидата на пост президента Франции Марин Ле Пен (Marine Le Pen).


Все это вызывает тревогу. И все-таки, настоящим фашистам гораздо лучше удается консолидировать власть и воплощать в жизнь повестку дня. На этот счет Трамп — отнюдь не самовластный Цезарь. Суды дважды давали ему отпор в связи с неоднократно редактированным иммиграционным указом, который должен был действовать в отношении стран с преимущественно мусульманским населением. Его первая попытка отменить реформу здравоохранения Obamacare или предложить ей замену с треском провалилась. Он до сих пор не предложил ни законопроекта о расходах на инфраструктуру, ни налоговой реформы, ни плана строительства стены.


Еще большая ирония заключается в том, что вызывающий неприязнь противников Трампа старший стратег и бывший председатель совета директоров информационного сайта Breitbart Стив Бэннон (Steve Bannon) теперь впал в немилость. Новое близкое окружение президента состоит из людей вроде инвестиционного банкира Гэри Кона (Gary Cohn) — тех глобалистов, против которых Трамп выступал во время избирательной кампании. В другую группу советников входят отставные генералы — например, советник по национальной безопасности Герберт Макмастер (Herbert McMaster), который считается противовесом, сдерживающим идеологов-националистов, которые так беспокоят большинство представителей оппозиции Трампа.


Традиционно фашизм представляет собой союз корпоративной и военной элиты, возглавляемый авторитарным лидером. Правда, в случае нынешней администрации корпоративные и военные советники Трампа управляют им и ведут его к более традиционной президентской повестке дня.


Все свидетельствует о том, что никакой особой работы Трамп не выполняет. Он показал себя человеком, совершенно не знакомым с тонкостями политики. Его враждебное отношение к прессе опасно и контрпродуктивно. Трамп по-прежнему делает возмутительно лживые заявления и склонен к крайним гиперболам. Он не сумел взвешенно подойти к решению многочисленных конфликтов интересов, связанных с его бизнес-империей.


Но эти недостатки пока не представляют угрозы для самого существования Республики. Трамп подчиняется судам — даже при том, что высмеивает их решения в Twitter. Он изменил свое отношение к России. И медленно, но верно, начинает напоминать человека менее опасного и более нормального, чем предсказывали его недруги.